читатель

(no subject)

Ярые поклонники бумажных книг презирают неистовых любителей книг электронных: не пахнут, не шуршат, не замазюкаешь. При этом представители обеих группировок не признают полноценными слушателей аудиокниг. Эти – вообще парии. Согласно одному из исследований, однако, мозгу безразлично, на каком носителе вы прочли или прослушали книгу. Мой опыт это подтверждает. Содержание книги отлично забывается независимо от способа потребления.
читатель

Ни дня без главки

Начал работу над романом. Преодолев страх белого листа, написал "Глава 1". Смертельно устал. Из последних сил написал "продолжение следует". Во всех пособиях для начинающих авторов сказано, что главное - регулярность, а не количество. Завтра напишу "Однажды..." или "Как-то раз...". Есть также мнение, что начинать нужно с заключительной фразы. Ее я тоже заготовил: "Вот, собственно, и все".
читатель

(no subject)

Давно уж приметил, что таблетка кофеина на меня действует так же, как на нормальных людей – понюшка кокаина. Даже где-то хочется жить. Такая, понимаете, метемпсихоза при жизни: перемещаешься в тело, в котором душе живется более лучше. Временно, да, и в длительной перспективе – опасно. Но, как заметил Дж. Кейнс, в длительной перспективе все мы – покойники.
читатель

(no subject)

Британские урологи
... сообщили о неординарном случае из своей практики. После падения с мопеда молодой мужчина не мог избавиться от эрекции в течение девяти дней. После простого лечебного вмешательства (через год почему-то) британец сообщил о полном восстановлении ̶и̶м̶п̶о̶т̶е̶н̶ц̶и̶и̶ половой функции.

История добавляет, что волшебный мопед был продал на аукционе за рекордные для мопедов $37 млн. Покупку совершил аноним из Дубая. Говорят, там он нечаянно врезался в трамвай - и всех, включая кондуктора, посетила эрекция. На этом завершаем обзор британской науки и техники.
читатель

Криптомнезия

«Одно из самых печальных событий старости – это обнаружить, что открытие, которое вы только что сделали – открытие настолько значительное, настолько прекрасное – было сделано вами в работе, давным-давно опубликованной». Б. Ф. Скиннер

Куда печальнее сделать открытие, что ни в юности, ни в старости у тебя не было открытий.
читатель

Мое первое шампанское

"Пьют его при встрече Нового года: с бокалами в руках кричат ему "ура" в полной уверенности, что ровно через 12 месяцев дадут этому году по шее и начихают ему на голову". (АПЧ)

Когда моя тетя снова выходила замуж, 7-летний я присутствовал на свадьбе: не с кем было оставить. Гости поочередно произносили тосты. "И да поседеют их головы на одной подушке", "Любви, счастья, согласия", "Согласия, счастья, любви на многие годы", "На многие годы счастья, согласия, любви" "И да поседеют..." Часа за три коллективный разум истощился, мутнеющий взор тамады медленно сфокусировался на мне, и в нем вдруг вспыхнула творческая искра. "А теперь ты скажи, малчик! Налейте ему шампанского!" Мама начала шептать на ухо: "Здоровья пожелай. Скажи живите дружно и уважайте друг друга". Бабушка в другое ухо: "Скажи долгих лет жизни". Доносились советы и со стороны самых дальних родственников. Пауза затягивалась.
Наконец я взял бокал, встал, дождался полной тишины и сказал: "Это мое первое шампанское в жизни. (аплодисменты) А у тети это уже третья свадьба. Я ей желаю, чтобы все ваши тосты сбылись".

И брак ее действительно оказался удачным. Правда, не этот, а следующий.

Шампанское есть квинтэссенция галлюцинаций о будущем. И эти взрывающиеся пузырьки – не что иное, как твои лопнувшие надежды годичной давности. Нет никаких известных науке корреляций между новогодними пожеланиями и действительностью. И не было никогда. Так выпьем за то, чтобы на сей раз эта невозможная связь состоялась. Чисто разнообразия для, сколько ж можно. Да сбудутся наши тосты, включая этот.
Хэппи Нью Иа (англ.)

(из моего вчерашнего тоста)
читатель

Бутылка первая моя

При покупке шампанского кассир бесстрастным голосом предложил показать ID. "Смеетесь, что ли?" - находчиво спрашиваю. "ID есть?" - сухо повторяет он. Смотрю на него с присущей мне лучезарностью. Ни тени улыбки, ни тени вообще чего бы то ни было. Но явно не робот, взгляд вроде осмысленный. Пульс проверять я не стал, вынул ID из широких штанин. Меня бы это все окрылило (есть еще порох в этих как их!), если бы пару дней назад не спросили ID у стоящей передо мной девчушки лет 60. Водку ей подавай, ишь. Тебе сколько лет, девочка? Родители в магазине? Память о таких событиях всегда немного омрачает победу над временем. С другой стороны, не имел ли в виду кассир возраст впадения в детство?
читатель

Рассказ (почти святочный)

1
В полуночном чтении наткнулся на строчку:

«…там рассказывается о святом путнике Мансуре, убитом жителями Андижана».

В Андижане я провел детство, которое мне давно уже безразлично (пока снова в него не впаду), так что ничего не всколыхнулось. С этим Мансуром я и отправился в сон. Никакого влияния на сюжет первого сна убитый не оказал: хорошая знакомая превратилась в крошечную говорливую ящерицу, которую я вначале потерял, но хотя бы слышал ее голос, а потом и он пропал, и я испугался, что нечаянно наступил на нее.

Посреди ночи меня разбудил глухой стук, донесшийся с потолка. Вероятно, у соседа упала тяжелая книга, с которой он заснул. А его разбудила упавшая книга его соседа сверху. Слышимость в нашем доме намного лучше зримости: в лифте можно ездить месяцами и не столкнуться ни с одним соседом.

Сон ушел. Я открыл фейсбук и первое, что увидал, была записка от друга андижанского детства. Я был уверен, что друг спился и сгинул еще в Андижане, но оказалось, что работает консультантом в крупной бостонской фирме.

Чтобы снова заснуть, взял первую попавшуюся книгу из шкафа. Это был запыленный Хафиз. Я сдул с него пески времен и постепенно расчистились слова: «Издательство “Диля Паблишинг”, Спб., 2000 г».

В наивном предисловии к не самому наивному поэту, который готов был обменять Самарканд с Бухарой на родинку любимой, вновь встречаю упоминание Андижана.

Автор предисловия, «член-корреспондент Международной академии акмеологических наук”, не может не внушать огромного доверия. Не знаю, как Андижан, но Самарканд в то время принадлежал Тамерлану. Думаю, он бы ответил: «Я города на родинки не меняю».

По преданию же, Тамерлан велел притащить «этого наглеца» во дворец, чтобы перед казнью спросить у него лично: «Как ты осмелился?» На что Хафиз сказал: «Вот до чего меня довела моя неслыханная щедрость». Тиран вместо казни выписал ему гонорар.

Хафиз, как впоследствии и Горбачев, часто говорит о себе в третьем лице, обычно с нескрываемым одобрением.

Протянулись пальцы к прядям, туго свитым, как бутон.
Стих восторженный составил о любви к тебе Хафиз
В день, когда калам усладу вычеркнул из сердца вон.

Или калым, которого не было? А хорошо бы прозвучало и «о любви к себе Хафиз», тем более, что тогда в ходу были панегирики не только в адрес властей, но и в свой собственный.

В конце отдельных произведений встречаются намеки о поощрении, что напоминает уже современных авторов, включая впс. С этой веселой, хотя и не очень, мыслью я и заснул. Ничто, кроме замелькавшего там и тут Андижана, не предвещало кошмара. И я до сих пор не знаю, был ли это сон.
читатель

(no subject)

Самый смешной кусок и без того смешной "Батрахомиомахии" - когда Зевс собрал богов на летучку и рекомендовал в грядущей сече между мышами и лягушками курировать ту или иную сторону (футболисты в это до сих пор верят, благодаря небеса за каждый гол). Афине он намекнул топить за мышей. Мол, доча, они у твоего храма прописались, так что сама понимаешь. А та - ну никак: папаша, извиняйте, но за мышей не могу, они у меня все пожрали, хуже свиней, ей-богу. Но и за квакушек не буду: спать не дают, черти. И предложила всем запастись попкорном и просто посмотреть матч, не рискуя божественным здоровьем. Обратимся, впрочем, к оригиналу, вернее, к переводу:

178 Нет, мой отец, я мышей не спасу, пусть плохо им будет.
179 Многих и тяжких несчастий они мне причиною стали.
180 Съели венок из оливы, а также светильник, чтоб масло
181 Выпить оттуда, изгрызли. Все это мне в душу запало.
182 Пеплос погрызли затем, над которым я долго трудилась,
183 Мягкую ткань создавая, на тонкой я ткала основе.
184 Весь в решето превратили! Починщик, на грех, тут явился,
185 Просит проценты с меня, что бессмертных всегда удручает
186 (Шерсть-то я в долг набрала и, отдать чем не зная, страшуся).
187 Но и за племя лягушек в поход выступать я не стану:
188 Кваканье их мне постыло. Недавно, вернувшися с битвы,
189 В сече изрядно устав, отдохнуть всей душой пожелала —
190 Нет же, не дали уснуть мне, проклятое племя! От шума
191 Веки сомкнуть не смогла и без сна так всю ночь пролежала
192 С тяжкою болью, главу до самих петухов не склонила!
193 Боги! Не будем мешаться в их сечу! Пусть сами дерутся,
194 Чтоб ни один не был ранен из нас стрелой изощренной.
195 Дерзостна сила их, даже с бессмертными может поспорить.
196 Так насладимся же зрелищем, сверху взирая на битву!