August 9th, 2003

читатель

ПОРЧА ОТ ТЕКСТА

Сокрушительное воздействие на настроение, сознание, состояние оказывает качество читаемого текста. Или, скажем, “материала”.

Само это закавыченное (амулет) слово наводит на образ вавилонской стройки. С валяющимися там и сям грудами текстов: бочкообразными гнилыми свитками, размазанными дождем тетрадями, чавкающими грязцой рукописями, столбами кривых стихов с выкрученными лампочками, известью слов, и серыми глыбами книг, книг, книг...

Многословие рождает печаль. Что чужое, что собственное.

Крепко сбитый недаровитый автор способен в мгновенье ока пробить валуном голову читателя. Не менее опасен критик, хвалящий одноглазых проходимцев.

Что же творит кошмарный текст с мозгом читателя? И почему, наоборот, от гибкой, умной фразы хочется жить? То же и с прочими искусствами. Со всеми жанрами, родами, видами.

Молчит наука. То же и с наукой. И с беседой. С разлукой, встречей. И даже с проходящими собаками. То же и с небом.