?

Log in

No account? Create an account

ИЗ СОЖЖЕННОГО - Day

Monday, November 10, 2003

2:23AM - Два Сарториуса и один Сарторис

Филологическую зачарованность взаимовлияниями текстов и их связью с общим приятелем (либо родителем), - иногда следует сдерживать. Ибо не следует переоценивать начитанность писателей. Не лучше ли подивиться странности бескорыстных совпадений? Или, еще лучше, той таинственной руке, которая, толкая автора на мимолетное решение, оставляет для нас намеки. На что, собственно?
Героя рассказа Платонова «Московская скрипка» зовут Семен Сарториус.
Откуда изъят следующий фрагмент, вы угадаете легко:

- Из мезонов? - подсказал Сарториус. Он вовсе не был удивлен.

А зря, ведь уже было чему. Тем паче, у двух Сарториусов имелся и третий брат: Sartoris У.Фолкнера (1927). Именно Фолкнера, единственного, вероятно, «литературного плотника», чью вязкую прозу можно отчасти сопоставить с платоновской.
Что заставило трех писателей остановиться именно на этом имени? В клише «что заставило» уже содержится гипотеза. Что связывает трех Сартори(у)сов? Тот возможный факт, что Лем к моменту написания «Соляриса» читал Фолкнера, ничего не меняет. Наоборот: в этом случае заимствованное имя ненароком выводит нас все на того же Платонова, о существовании которого Лем едва ли знал. Не говоря о странном псевдониме Сарториус, придуманном Платоновым для уже придуманной фамилии героя Жуйборода.
Итак, вопреки воле авторов, некто их устами сообщает нам нечто. А именно: «Солярис», написанный простым, в литературном смысле "никаким" языком, может оказаться метафорическим ответом на вопрос об истинном истоке... (записки обрываются).

Previous day (Calendar) Next day