September 5th, 2004

читатель

В частности

Хороший текст, будь то роман или рассказ, подобно даровитой музыке, содержит нечто «напеваемое». Так нас учил тов. Жданов. Скажем: воспоминаемое. Пусть туманно. Мысль, поворот, острота, ритм, гипербола, литота, хоть что-то, но чаще всего – сентенция. Из многих крупных форм я помню лишь обрывочные сентенции. Роман «Бессмертие» - груда плохого текста вокруг горстки блещущих сентенций. И потому это хороший роман. Хотя и довольно быстро устаешь выклевывать. Роман обычно приходится не столько читать, сколько терпеть.