November 8th, 2005

читатель

В ожидании Минотавра: мировой заговор

Вышел роман Пелевина, заказанный ему в числе прочих мировых авторов неким издательством. Издательство, чье имя забыто, решило оживить греческие мифы, забытые мировым читателем. Не знаю, выбирали ли мировые авторы тему сами или просто получили задание сверху, или в кромешной давке разобрали темы с криком: "Дают!!!", но Пелевину достался Минотавр. С сопутствующими персонажами. Судя по отрывку, исполненному в духе "чата", это некий гибрид полузабытой, считающейся классической пьесы С.Беккета "В ожидании Годо" и древнего, по нынешним меркам, и подзабытого рассказа К.Саймака "Театр теней" - самой серьезной предтечи "чата". Сравнение беглое и скорее всего заслуживающее забвения.

Вопросов по роману нет. Не знает ли просвещенная публика, кому достались аргонавты? А то думаю - не написать ли на коленке роман в виде поста и комментариев, и, рьяно втиснувшись в толпу столпов, утверждать, что выстоял очередь. И показывать чумазый номерок - чернилами на ладони.

Импульс издательства, меж тем, следует приветствовать. Не исключено, что под видом воскрешения древних мифов предпринята обратная и хитроумная, как Одиссей, попытка: внести живую мифологическую струю в мертвую письменность.
читатель

Нужна помощь

Не вздрагивать. Не деньги. Мне заказали спич. Хочу привести шутку Армстронга. По преданию, некая дама спросила: "Что такое джаз?" И он рек: "Если вы задаете такой вопрос, что вам даст мой ответ?" Известная вещь. Но не могу найти оригинал. Хоть истинный, хоть ложный.
dvoinik

Имяфобия

Давно уж опротивело нам все румынское. Цена же новой клички - 15 долларов. В валюте. Неотвязная картина: сразу плывет перед глазами все то, что можно купить на эту сумму. И все это - дороже имени.

На том свете, говорят, ты восстаешь из праха таким как был. Но без единого изъяна. Вот там возьму себе достойный псевдоним. Побочное и мелкое открытие: любая женщина там, стало быть, прекрасно выглядит. В буквальном смысле и в переносном. В натуральном мраке, полутонах, полусвете и истинном свете. Я, собственно, не в курсе освещения.

И от такого нестерпимого равенства заранее пестрит в глазах.