February 9th, 2006

читатель

Из бывшего черновика

Нужно писать так, чтобы и мертвых задевало за живое.

Сюжет: писатель, переживший своих читателей, но продолжавший писать для них, словно застывших в каком-то десятилетии. Для него они живы, хотя для них он мертв.
читатель

Золотой век

Руководитель группировки «Талибан» мулла Дадулла пообещал 100 килограммов золота тому, кто убьет автора карикатур на пророка Мухаммеда, опубликованных в датской газете. Дадулла также пообещал выдать 5 килограммов золота за каждого убитого датского, норвежского или германского солдата.

Щедрость Дадуллы на знает границ. Государственных как минимум. На меня снизошло мудрое решение, которое примирит мир: дать Нобелевскую премию (разумеется, мира) тому, кто принесет в комитет бедовую голову творца карикатур. Или хотя бы руку. Хотя Дадулла, конечно, даст больше. Ну тогда ухо.

Понимаете ли вы, что мы имеем честь жить в дикое время? Или как минимум диковатое. То ли теплится, то ли стынет надежда, что оно покажется таковым грядущим поколениям. Или не стоит печалиться? Ведь есть шанс, что мы станем для них еще и золотым веком.
читатель

Слава усыпляющей книге

Нет лучшей похвалы фолианту, чем его снотворная мощь. Если чужое, управляемое сновидение, благодаря Харону вашего сознания, переводится в сновидение местное, неуправляемое, это ли не успех автора. Давно уж я, укладываясь спать, привык оценивать книгу по свойству: засну или не засну. В идеале книга должна провоцировать подобие летаргического сновидения. Скучные, бескрылые книги, наоборот, бесят и будоражат. Истинная книга спит в тебе наяву.