April 26th, 2006

читатель

Или в недвижимость уйти?

Одно симпатичное русское издательство, даже два, предлагают издать книгу. Оглядел я свои труды, скудные во всех отношениях, и обнаружил, что ни в одном из них нет Москвы. И Петербурга тоже нет. К тому же издательства намекают, что сборники рассказов они не любят (не говоря уж об эссе), а любят они исключительно роман. У меня же две недоповести, но в одной из них дело вначале происходит в Средней Азии, причем без особых примет времени, а потом - в некоей полуАмерике; в другой - половина трясется в жарком вагоне поезда (который опять же мчится через восточную степь), а вторая часть (в жанре нуара) в некоем Чужом городе - чужом для всех. В этой последней повести, правда, один раз упоминается Москва: герой, гражданин США, вернувшийся в Москву, послан из нее в командировку, но по дороге влюбляется и сломя голову выскакивает вслед за предметом любви на какой-то жуткой станции, оказавшейся вокзалом города, в котором протекло его дремучее советское детство. Ее он упускает, зато его самого там вскоре грабят, отнимают все, даже одежду, и вот он, нагой, без документов, денег, телефона - идет по пустынной ночной улице этого некогда родного города, ставшего отъявленной чужбиной. Звезды над головой и полное отчаяние в душе. И вовлекается, далее, в водоворот необъяснимых событий.

Я из тех наивных либо циничных умов, которые считают, что хорошая книга должна быть успешной. Нет смысла рубить леса страны, морочить ей поля и реки, и даже осушать ее болота, где так жадно дышит человек, чтобы издать книгу заведомо обреченную. Будут ли читать в Москве и Петрограде нечто, написанное по-русски, но происходящее неведомо где? И достаточно ли одного упоминания Москвы? Ибо гляжу на списки тамошних, т.е. туземных бестселлеров и вижу, что обычно в них описываются местные события, происходящие в одной из двух столиц или хотя бы в средней полосе России.


ps Вопрос умышленно идиотический. Автор вообще не должен думать о чужом читателе, и потому вопрос в его глубинах - чисто индустриальный. Робски, Улицки и пр. Есть ли хоть один читаемый "русскоязычный автор", пишущий не о России? Нет, товарищи, такого автора у нас нет. Кроме, конечно, боевого фэнтэзи (не знаю, что это). И то.
читатель

Транспупилляция шагает по планете

Из сообщения едкого dfcz узнаем о новом случае транспупилляции. Очередная Карла у очередного Карла заимствует кораллы (см. ниже архетипический сюжет*). А был бы изящный поворот, если выяснилось, что и жертва, носящая нечеловечье имя Меган Маккаферти, сама те кораллы украла. К примеру, из диссертации Владимира Владимировича или хотя бы другого классика, который делает литературу нового измерения. Темная индийская комсомолка, будучи прижата к стенке, признала заимствование. Вместо того, чтобы припечатать граждан судей, ихнюю честь, коротким непечатным словом: интертекст. Ибо интертекст и есть индульгенция. И транспупилляция. Вначале мне пришла мысль, что молодая индийская классик могла поступить умнее: украсть у какого-нибудь богом забытого, да еще и иностранного автора. Например, у Gogol'я. Если, скажем, кто-то из нас позаимствует у Рабиндраната Тагора - кто узнает? Ан нет, найдется тагоровед. Самое потрясающее во всех историях - у кого и, главное, что несут. Как если бы вор украл в "Картье" телефонную книгу.

__________
* Василий Иванович, глубоко почесавшись в просторах своего необозримого тела, достает из-под глыб нечто сверкающее и показывает Петьке: "Как думаешь, што это? Никак коралл?"
Петька изучает и отвечает: "Никак нет, Василий Иванович, hовно!"
"Да вот и я думаю - ну откуда у меня коралл в штанах?"