May 12th, 2006

читатель

Тайная дверь

В иной витрине мерцает сумеречное мироздание. Вязь отражений, подобно ветхим созвездиям, юной любимой или полупрозрачной Тени – всего лишь фата-моргана. Но если вслушаться взором, то начинаешь осязать бескрайность миров внутри случайной витрины.

читатель

Женщина в крапинку

Есть люди, не выносящие продажу снов под видом литературного жанра. Я и сам из их числа, и потому с трудом перескажу еще один. Как обычно, краткий и тут же полетевший под откос.

Нахожусь в гостях у друзей, куда вдруг ввалилась толпа других и непредвиденных людей. Они состояли из супружеских пар. Я собрался тихо уйти, ибо не большой любитель незнакомых супружеских пар. Одна из жен, мне неизвестная, но смутно похожая на кого-то, с крапинками на лице, будто на ней вдовья вуаль, уверенно, хотя и незаметно для прочих приобняв меня за талию, увлекла к ночному окну.
- Мы... знаем друг друга? - спросил я.
- Нет, но я читала книгу, - глубокомысленно улыбнулась она.
- В ней описаны мы?
- Один из нас, - сказала она, имея в виду, что речь в моей книге идет о ней. И придвинулась ближе, я был вынужден положить и свою руку ей на талию.
- И не изучайте так сильно мое лицо, это все наносное и скоро пройдет, - добавила она.

Мелькнуло: если отвлечься, она вполне...

- Если вы скажете хотя бы еще одно человекоугодное слово, я вас полюблю.
- Ловлю на слове, - сказала она.


Проснулся с ощущением, что стал свидетелем грандиозного сюжета. "Человекоугодное"! И лишь записав, вижу всю убогость этого сна. Мораль: к снам следует предъявлять обычные требования: характеры, форма, сюжет. И либо уж их дописывать, выписывая души тонкой китайской кистью, наводить лоск, достраивать историю, либо безжалостно сжигать в топке забвения. В этом случае, правда, не удастся постичь искусство осознанных снов, которые, согласно тайным учениям, могут перевернуть всю твою жизнь.