March 29th, 2007

читатель

Воскресение Сони



Ури Геллер не только гнул чужие ложки, но и месмерически воздействовал на испорченные часы: они начинали тикать. Абсолютно необъяснимо воскресла моя усопшая камера по кличке Сонька. Сломалась она безвозвратно, и хотя перед кончиной, "в последнем дохлом припадке" и сделала несколько первоклассных снимков (практически без моего участия), объектив более не выдвигался. А если и робко выползала черепашья голова с подслеповатыми глазками, то тут же пряталась в панцирь, словно пугаясь света. Никакие припарки (батарейки и прочая профанная, материалистическая снасть) не спасали. Наконец, умерла совсем. Глазки потухли. Три месяца я был вдовец. Я пробовал другие камеры, и ни одна из них не давала той странной, но внятной магии, на которую была способна лишь она, Софья. Навеки поставил крест на прочих и решил: чем орудовать каменными топорами, пусть лучше мировая фотография существует без меня. Пусть одним нелюбителем станет меньше. И вот... Недавно сделал несколько снимков во сне. Дальнейшее ясно. Т.е. ни малейшего объяснения. Видя такое дело, т.е. пока Соня жива или гальванизирована, я кинулся во все тяжкие. Мои скромные "работы", как знают их редкие любители, к фотографии отношения не имеют. Это просто документы сумеречных событий. Обычно: проникающие друг в друга миры, желть тающего света и тайная жизнь витрин. Теперь, стало быть, редких любителей ждет продолжение, а остальные могут пролистнуть. Чтобы напомнить каноны нашей школы, начнем с вещей зловещих и простых.

Collapse )