October 9th, 2007

читатель

В цирк

За что люблю снотворное — за обреченность. Злорадно прощаешься с мстительными предметами, которым не удастся в этот раз поистязать тебя до утра. Обнимаешься с книгами, хотя любимые и без того ночуют с тобой вповалку, с отражением в зеркале (оно почти приветливо хотя в глазах читается угроза), с черными небесами, с уличным шумом, которому вот-вот конец, и наконец... и главное — с собой. Вот уж кого ты не скоро увидишь. А тот другой, кем ты сейчас станешь, другой и есть. При встрече прошел бы мимо. Смерть часто отождествляют со сном. Но обреченность на смерть не вызывает таких глубоких приливов радости. Разве что у шахида.
Collapse )