April 2nd, 2009

читатель

По фене

1. "Сейчас в переводных произведениях часто встречаются плохо построенные и синтаксически слабые фразы, смесь канцелярита с феней..." (отсюда)

Прекрасная формулировка, но только ли в переводных? Феня и сама уж сделалась канцеляритом. Феня и теперь живее всех живых.


2. Айвазяна – еще бы понял, но кто Сарьяна-то мог украсть? Вообще плохо понимаю этот бизнес – кражу картин. Понятно, что есть заказчик. Или, допустим, он ищется после кражи? Так ли важно. Вот я заказчик, украли мне Брейгеля. И что? Кому я его буду показывать? За кого воры, пытавшиеся мне сбагрить Брейгеля, принимают моих гостей? Кто поверит в оригинал? Остаются два варианта: или я смотрю под одеялом на уворованного Брейгеля сколько душе моей угодно, или продаю, допустим, некоему музею. Но на дворе-то не война. Во всяком случае, не мировая. Какой музей осмелится вывесить такой трофей? Нет, не понимаю.


3. Это, если правильно понял, будет выставлено на аукционе. Сколько вы готовы заплатить, чтобы никогда в жизни больше не видеть бессмертное полотно?  Вот и бизнес-идея. Можно использовать на интернете. Так и работают некоторые навязчивые сервисы, вроде Маккафи. Раз в три минуты возникает баннер, требующий купить эту целебную программу. Отменно сформулирована и альтернатива: "Я продолжаю делать то, что делаю". Словно речь о смертном грехе. Причем отделаться от антивирусной сволочи еще труднее, чем от любого вируса.

По аналогии, раз в три минуты перед глазами (лучше во весь экран) возникает шедевр. У жертвы два выхода. Она либо покупает произведение и самолично рвет его на части (если творец жив, за дополнительные $ одевает полотно ему на голову), либо более мирный вариант: платит долларов 50 в месяц, чтобы не видеть баннера. Тут надо спокойно посчитать, что выгоднее и дешевле. С учетом средней продолжительности жизни в вашей стране.