March 20th, 2017

читатель

МИШЛЕН

Приснился фешенебельный ресторан при тюрьме с приговоренными к смертной казни. Каждый в свой последний день мог заказать любимое блюдо или что-то из меню этого сверкающего мишленовского ресторана. Риск понятен в обоих случаях: повар может не знать твое блюдо, а ты можешь наткнуться в меню на неизвестные тебе кушанья. К тому же поди знай, как сготовят. Ну мало ли, мишленовский, никто не застрахован, особенно приговоренный. И вот один из тех, кого должны казнить наутро (так и не понял, я это или нет) заказывает блюдо такой головокружительной, фрактально-монументальной сложности, что ресторан не справляется за горстку отпущенных часов и призывает на помощь весь тюремный персонал. Но и все вместе они не успевают завершить блюдо к рассвету, судья продлевает срок, но и следующих суток не хватает, судья продлевает... и так продолжается семьдесят семь лет. Уже умерли от старости три шеф-повара, уже давно скончался судья и отошли в лучший мир пятеро начальников тюрьмы, уже в стране сменился режим, а блюдо все еще неготово. Приговоренный, самый старый и самый известный человек на планете, в один прекрасный день почувствовав, что это и вправду его последний день, благородно отзывает свой рецепт. Но чтобы это не выглядело унижением для правосудия, говорит: "Я что-нибудь закажу у вас".
The End.

А в голливудском фильме он бы рыл туннель.