Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Category:

Какувас

Иной раз на вопрос: "Как дела?" - отвечать нет сил. Ритуальная повадка высших животных, требующая обезьяньи расплющить губы и, выпятив зубы, произвести ожидаемый звук, - дает эволюционный сбой. Мышцы языка отказываются в миллиардный раз произносить: "Нормально". И уж тем более: "Как у вас?" И что это - "какувас"? От частого употребления тех же слов у них случается потеря смысла. Так и слышишь там и тут: какувас, какувас. До чего же страшен наш язык. В конце концов, ты не вежливое шимпанзе. Не церемонный тукан. И внутренний бес выпаливает петушьим фальцетом : "Пишу роман!"

Стоит вам сообщить знакомым или, того опаснее, малознакомым, что пишете роман, вернее, собираетесь (тем паче, уж вы-то никогда не соберетесь), как они это запоминают навсегда. Злопамятно усваивают. Роман к вам прилипает, как вторая шкура. В которой вам невыносимо жарко и хочется обмахиваться газетами. Ибо теперь при всякой встрече вы будете слышать: "Как продвигается роман?" Или: "Как движется работа по написанию романа?" Или: Как продвигается работа?" "До середины-то дошли? Экватор с рубиконом перешли?"

Через полгода приветствия делаются короче, интимнее, в ухо: "Как роман?" Или: "Что роман?" Или, глупо-участливо: "Пишется?" Не без глубинного знания цеховых трудностей. А то вдруг, словно ты законченный графоман: "Кропаешь?" Через год переходят на бессмысленные эвфемизмы: "Как оно?". Оно... Я и Оно. А еще года через полтора возникает, как снежок, и первая ирония: "А, романист..."

Причем этот "романист" начинает употребляться вместо имени, потом фамилии, и затем вместо всего прочего ("Передайте соль романисту!"), и в этой соли уж ощутим привкус какого-то смутного оскорбления. А через год (ну что такое год?) - уже сарказм: "Ну и где твой роман, романист?"

Самая же тяжелая - следующая стадия. Через пару лет после исчезновения имени и других твоих отличительных признаков знакомые, насладившись, вдруг как бы "забывают обо всем". Вдруг - ни малейших упоминаний о работе над романом, которая вам так тяжело дается. Теперь, мол, они великодушно умалчивают о вашей дурной болезни, известной всему городу. И... вы снова слышите: "Как дела?" "Нормально. Нормально. Какувас? Какувас?" А тебе уже, к примеру, сорок. Что не вполне нормально. Или того хуже.

Вот почему свой роман нужно держать в секрете.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments