Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Переход



Обрядившись в кои-то веки в костюм, я вышел из дому на воскресный променад, и наткнулся на оцепенелую тишину. Ее нарушал лишь еле слышный шорох. Иной раз такое шипенье издает дождь, словно идущий нелегально. Но дождя не было. Ближайшая большая улица оказалась неожиданно пустой. Оцеплена? Я вышел на середину дороги и посмотрел на восток, в сторону океана, туда, где терялся ее исток, но увидал лишь синевато-свинцовую пустоту. И ни единого автомобиля. Даже полиции. Белесое небо струило на асфальт свой молочный свет. Серая кожа зданий казалась еще серее. Ничего и никого, и только у самого горизонта нечто темнело. Оттуда и доносился шорох. Или шарканье. Или шелест. Мимо пронесся мальчишка с воплем: «Идут!»
Темноватость густела. Нарастал и шепот, будто прогнанный через мегафон. Еще пара мальчишек пробежала вперед. Они явно что-то знали. По их лицам можно было сказать, что происходит или произошло что-то ужасное. Но что мы называем ужасным? И возможно ли еще что-то ужаснее того, что мы знаем? С четверть часа я шел настречу чему-то неизвестному и явно опасному, пока меня не осенило, что мудрее было бы шагать в обратную сторону. А лучше - бежать. Что, если там чума? Но постыдное любопытство превозмогает страх. К тому же эта обратная сторона не выглядела безопаснее.
Насколько же масштабное событие происходило вдалеке, и надвигалось оттуда на нас, что даже полиция ретировалась?

Небо делалось все ярче, горизонт чернел. Хотя это был не горизонт: некое движение, шевеление уже, кажется, проявлялось в двадцати-тридцати кварталах.
И тут я повел себя как мальчишка: не вынеся неизвестности, побежал. К несчастью, вперед. Вначале нужно понять, с чем именно ты столкнулся, а потом размышлять о реакции. А что, если я опоздаю, и тем самым потеряю свой шанс? Может, там раздают что-нибудь, к примеру, вторую жизнь, и потому весь мегаполис сгрудился у одного окошка. Да и мальчишки не дураки. Надо бы их спросить.

Догнать их я не сумел, к тому же наступил на кошку. Точнее, она сама налетела на мои ноги. Не успел я подивиться (ведь кошки мастера увиливаний), как она, царапаясь паническими когтями, взбежала по мне, и с плеча сиганула вниз. Едва я оглянулся, как на меня налетела другая кошка, потом собака. Тут я узрел, что сотни кошек, белок, собак, опоссумов, койотов несутся навстречу и разбегаются по примыкающим улочкам. Мелькнула заемная мысль: звери первыми чуят беду. Не поднялось ли цунами и не несется ли чудовище в сторону города? Или всплыл, как медуза, раскаленный гриб? Лава? Падение неба? Бред, детский бред, да и мальчишки ж кричали, что кто-то идет. Или что-то.
Бежать уже не было сил, да и глуповато бы выглядел, окажись там реальная опасность. Тут пошел, наконец, желанный дождь, который бы многое объяснил, но приглядевшись, я увидел, что вместо капель в воздухе роятся черные лепестки сажи. Степенно пройдя пару кварталов, я расслышал и увидел то, что притворялось дождем. Как и некоторые из мальчишек, я прирос к стене: в уши ворвался многотысячный топот, в глаза вползала бескрайняя, похожая на сель, толпа.

Ни один из идущих не покидал границ дороги. Толпа, заполонив дорогу, текла мимо нас. Мальчишки вылупили глаза, я же первым пришел в себя. Люди идут по дороге. Вероятно, у них демонстрация. Или забытый мной праздник, когда я в последний раз заглядывал в календарь?
Говоря это себе, я лгал. Люди не несли никаких знамен и плакатов. Да и лица у них были спокойны. Всем им было присуще какое-то общее свойство, но я никак не мог его ухватить. Не долго думая, я пошел рядом с ними. Что-то пока мешало мне влиться в их ряды, и я двигался по тротуару. В расчете подслушать беседы. Они не молчали. Напротив, почти все перешептывались между собой. Бормотали. Не этот ли массовый шепот я и принял за метафору бедствия? Когда сотни тысяч людей одновременно шепчутся, это слышно за многие мили. И шум ливня отсюда. И шипенье. Так или иначе, но я не мог различить ни слова.
С чего перепугались мальчишки? Воистину, ни одна стихия не страшит людей так, как люди. В какой-то момент мне стало казаться, что идущие и были стихией. Эти стальные лица. И ни одно из них не повернулось в мою сторону. Никто не глянул и краем глаза. Но невнимание толпы к твоей персоне и не должно удивлять. Любое уличное шествие считает себя выше простых прохожих. Люди вечно стремятся попасть в число избранных, пусть даже оно будет огромным.

Всмотревшись, я чуть не задохнулся от озарения. Я понял, какое свойство роднило шествующих. Оно было более, чем обыденным. Каждый из них нес чемоданчик. Ничего ужасающего в таком чемоданчике нет, кроме того, что он одинаков у всех. Эта деталь была первой в ряду необъяснимости происходящего. Вторая бросалась в глаза: все они были одеты в слишком серьезные для толпы костюмы. Все, включая детей. Третья: они не открывали ртов.

Мальчишки, очнувшись, снова меня опередили. С тем же пылом они бежали теперь параллельно толпе. Каждый со своим чемоданом, видимо, краденым. Ни один из них не реагировал на мои вопросы, пока я не схватил ближайшего за руку. Чтобы избавиться от меня, он, поморщившись от моей речи, все же снизошел до ответа: «Сжигают старое кладбище». «А где полиция?» - пробубнил я, словно махровый обыватель. Мальчишка высвободил руку, поплевал на нее, обтер об штаны и, взглянув на меня оценивающе, процедил: «А где ваш чемодан?»


2002
Subscribe

  • (no subject)

    "Автопортрет автора автопортрета"

  • (no subject)

    Уже каждый школьник знает, что содержащаяся в "вакцине" люцифераза (надоенная у светлячков) передает сигналы прямо в облако, причем облако не…

  • (no subject)

    И снова хорошее настроение без малейших на то оснований, что не может не тревожить. В глубине-то души осознаешь, что все плохо, будет еще хуже, но на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments

  • (no subject)

    "Автопортрет автора автопортрета"

  • (no subject)

    Уже каждый школьник знает, что содержащаяся в "вакцине" люцифераза (надоенная у светлячков) передает сигналы прямо в облако, причем облако не…

  • (no subject)

    И снова хорошее настроение без малейших на то оснований, что не может не тревожить. В глубине-то души осознаешь, что все плохо, будет еще хуже, но на…