Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Categories:

Синяя птица

Так вот Анри Труайя, похоже, поставил себе целью написать биографию каждого человека, когда-либо жившего на этой планете. Сейчас он заканчивает царство мертвых, и вот-вот возьмется за живых. Труд это малоблагодарный: биографий самих биографов почти не пишут. Ибо кому они интересны? Единственное мне известное исключение – Джеймс Босуэлл, биограф Сэмюэла Джонсона, недавно, кажется, сподобился стать объектом биографа. Или предметом биографии. И поделом: Босуэлл и сам не хуже Джонсона. Но кто напишет о Труайя? Кто, если не мы? Быть может, каждый что-то вспомнит, и тогда всем миром...

Вот что я помню о нем. Будучи ребенком, т.е. в пору, когда еще читал романы, в советском журнале неведомо каком был опубликован крайне модный роман французского писателя Анри Труайя, у которого удачно нашлись то ли русские, то ли армянские (как у Луи де Фюнеса) корни. Роман был про любовь, и забыт начисто, если не считать одной эротической сцены. Точнее – одной фразы из всей сцены, ибо кто и что я тоже позабыл. Но, судя по фразе, герои спешно раздевались. Фраза, не буду более томить, такова: "И трусы полетели через всю комнату белой птицей". Чьи они были, героя или героини, а может, третьего лица, сегодня уже никто не скажет. Но чьи бы ни были, теперь, с высоты собственного писательского опыта, хочется подсказать: "синей птицей" – было бы значительнее. Этим моя скромная главка в биографии А.Труайя ограничивается. Невольный попутный вопрос: стоило ли читать роман, от которого остался одинокий, хотя и летучий образ? Впрочем, читаем мы не для запоминания фраз. А кроме того, от множества других романов не осталось и этого. Или около того. В том числе от выдающихся. Скажем, от "Тома Сойера" сохранился лишь забор, Бэкки Тэтчер (?) в пещере (спутавшейся с платоновской) и самое начало в классическом, т.е. сомнительном русском переводе:

– Том!
Нет ответа.
–Том!
Нет ответа.
– Куда запропастился этот проклятый мальчишка?

Действительно: куда?

Как сказал великий немец, Alles Nahe wird fern / All that is near becomes far / Все, что близко, делается далеким /

Не написать ли собственную биографию "Убитые годы"? Чтобы, убив на нее год, понять, что материала слишком много, и для завершения работы придется пожертвовать остатком жизни.
Subscribe

  • (no subject)

    Количество людей, которых периодически что-то "заставляет задуматься", заставляет задуматься.

  • Argumentum Sosisologicum

    "И все таки они вертятся" Если вы украли большую сумму денег (речь не о П-не, вы удивитесь), то меры предосторожности известны. Старайтесь с…

  • (no subject)

    Давно уж я привык укладываться поздно Не успел запостить мандельштамовское про золотистый мед, как напала бессонница, в борьбе с которой заглянул…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • (no subject)

    Количество людей, которых периодически что-то "заставляет задуматься", заставляет задуматься.

  • Argumentum Sosisologicum

    "И все таки они вертятся" Если вы украли большую сумму денег (речь не о П-не, вы удивитесь), то меры предосторожности известны. Старайтесь с…

  • (no subject)

    Давно уж я привык укладываться поздно Не успел запостить мандельштамовское про золотистый мед, как напала бессонница, в борьбе с которой заглянул…