Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Categories:

Простой сюжет



Начиналось все безобидно. Я поучал литературе юную (моложе меня) Л. Мы поехали с ней в некий пансион, имитирующий жизнь старой Англии, о которой я, признаться, мало знал. Л. была моей недавней знакомой, в меня влюбленной. Я скрыл от нее свое незнание старой Англии, да и так ли это важно в комфортабельном пансионе?

Когда моя машина, уже ночью, пробиралась лабиринтами городка (а для меня любая улица – лабиринт), где расположен пансион, я обнаружил, что ищу не один: еще несколько моих знакомых, о чем я успел забыть, едут сюда же. На их фоне мне даже удалось блеснуть и я первым припарковал машину у каких-то деревьев. Судя по-всему, часть городка, примыкающая к пансиону, имитировала старую Англию – в этом состояла игра. Ведь точно такие деревья могли стоять и в старой Англии. Л. доверчиво ко мне прижималась, и эта доверчивость создавала во мне уверенность опытного знатока пансиона, литературы, старой Англии и всего на свете.

Хозяин пансиона, лица которого в полумраке свечей и теней я не мог разглядеть, принял нас радушно, хотя и сдержанно. Его мы не вполне понимали, ибо он имитировал устаревшие выражения то ли начала 19, то ли конца 18 века, либо даже 17-го, и это нас веселило, так как создавало игровое настроение, на которое мы и рассчитывали. Перед тем как показать расположение спален, распорядитель отвел всех в общую гостиную. Я обнаружил, что здесь присутствует и С., с которой я когда-то жил, дама зрелая, со жгучим умом и едким языком. От гостиной ответвлялись комнатки-веранды с видом на староанглийский лес. Мы с Л. удалились в одну из них, я послушал и почитал ее короткие тексты, и похвалил их, сравнив с Борхесом. "Ты добр, А.", – сказала она и прильнула ко мне. Далее гости побрели в сторону спален, и в этой черной, как нефть, темноте я заблудился, потерял Л, и очутился в одной спальне с С.


Мы мирно легли с ней в широкую с балдахином кровать (как когда-то, будто не прошло десяти лет) и мне даже подумалось... Однако С. тут же сказала, что случайно слышала мои постыдные поучения. «Ты сильно падаешь в моих глазах, А., – сказала она». (Так, по фамилии, меня всегда называли только любящие женщины). «Если ты и дальше будешь сравнивать откровенный мусор литературных старлеток с Борхесом, то упадешь окончательно. И вообще ложь дурно кончается». Отчего-то я не нашелся, что ответить. Тем паче, пространство уже заполняло предрассветное староанглийское молоко, и в комнату вошла блуждавшая все это время Л. Собственно, Л. и С. – начальные буквы фамилий, а имя у обеих одно и то же: Таня. По пансиону разнеслась весть, что всем надлежит идти на ярмарку, открывшуюся в «староанглийском городе».

Мы решили поехать туда на машинах, но никто не помнил, где они запаркованы. Помнил, как мне казалось, я один. С. и Л., как ни странно, мирно беседовали, С. даже обещала ей помочь с работой, и я почувствовал, что моя новая подруга Л. нравится С. больше, чем я. И даже больше, чем нравится. Но юная, милая Л. снова жалась ко мне, и я повел за собой остальных. В тумане мы шныряли между деревьями, перебегали с холмика в низину, затем к новым деревьям («Эти уж точно те!» – голосил я), не обращая внимания на звуки окружающего нас городка. А то были великолепные звуки, почти идентичные благородным шумам старой Англии. Мы даже пересекли окрестности какой-то церкви, мало обращая на нее внимание. Хотя нас и не мог не позабавить тот факт, что среди публики, тщательно разодетой под 18-й, а может, и 17-й век, нет-нет попадались гости пансиона в современных одеждах.

Но где же наши машины? Под моим руководством группа соотечественников забралась в какой-то полусарай-полузамок, мы все в нем заплутали, выход словно пропал, и тогда я нашел заветное, т.е. единственное окно и мужественно, первым, несмотря на пугающую высоту, выкарабкался вовне, вцепившись в ветку ближайшего дерева, потом переставил одну ногу на ветку пониже, схватился за ствол, еще движение и в конце концов стоял на земле, готовый ловить с дерева остальных. Но они без труда просто выпрыгнули из окна.

Всем нам показалось, что с этой минуты что-то изменилось. Изменилось необратимо. Мы вышли на ярмарку. Все, кроме Тани С., у которой было свое мнение, куда следует идти, и она, видимо, нашла свой выход из замка-сарая. Она вообще прекрасно ориентировалась. Скорее всего, она и не шла за мной с самого начала, а безошибочно направилась по верному пути.

Вокруг нас сновали джентльмены в котелках, с пышными рыжими бакенбардами, бегали служанки и собаки, асфальта не было, вдоль берега плыл пароход, на боку которого крутилось большое колесо, он периодически угрожающе гудел и испускал пар. В речевой пелене, нас окружавшей, невозможно было разобрать ни единого слова. Все, что мы видели, было несколько размыто, словно все потеряли очки. Размыто, но неправдоподобно аутентично. Слышался зычный голос уличного проповедника (или торговца?), перекрывающий звон колокола. Почти одновременно мы поняли, что нас насторожило: на всей ярмарке, кроме нас, не было ни единого человека в современной одежде. Мы молча побежали в сторону пансиона, распугивая по дороге собак и служанок. На его месте стояла церковь.

Л. впервые от меня отстранилась. В ее глазах, разумеется, остановился ужас. «Не волнуйся,» – фальшивым басом сказал я. От волнения мой баритон становится столь сиплым, что неотличим от баса. И успокоил: «Это слишком простой сюжет, чтобы быть правдой. Слишком простой!» И натужно захохотал. Хохот мой больше походил на карканье или кашель. Л. закрыла лицо руками и села на корточки. Ее джинсы смотрелись все более нелепо в омывающей нас староанглийской толпе. Она рыдала. Наши спутники куда-то разбрелись, они, видимо, еще надеялись найти свои машины и вырваться отсюда. Я неуверенно тронул Л. за плечо и повторил с новой, убаюкивающей интонацией: "Простой сюжет". Она резко поднялась и посмотрела мне в глаза своими еще почти детскими глазами. «Что может быть страшнее простого сюжета?» – крикнула она.
Subscribe

  • Зайцы ваших отцов

    Старожилы жж (звучит уже устрашающе), и да, дальше будет слово "помнют". Некогда, в баснословно стародавние, завелся тут некий генератор…

  • Ифкуиль

    Пока иные чесали языками, я одолел статью об искусственных языках. Их тьмы и тьмы на этом свете. По красоте названия первое место отдаю языку…

  • (no subject)

    Жизненный путь моли оказался прерван хлопком одной ладони. "А меня нельзя назвать неудачником!" Не могу сказать, что рад убиению меньшого брата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments

  • Зайцы ваших отцов

    Старожилы жж (звучит уже устрашающе), и да, дальше будет слово "помнют". Некогда, в баснословно стародавние, завелся тут некий генератор…

  • Ифкуиль

    Пока иные чесали языками, я одолел статью об искусственных языках. Их тьмы и тьмы на этом свете. По красоте названия первое место отдаю языку…

  • (no subject)

    Жизненный путь моли оказался прерван хлопком одной ладони. "А меня нельзя назвать неудачником!" Не могу сказать, что рад убиению меньшого брата…