Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Categories:

Радостный эпизод



Откуда я знаю Елену Крузенштерн и как впервые попал в их огромный дом, сказать трудно. Мир иерархичен, и если наши жизненные круги и пересеклись каким-то узким сегментом, то чисто случайно. Я не богат и нельзя сказать, что славлюсь происхождением. Вчерашний студент, я недавно устроился на какую-то работу, не стоящую описания. Так или иначе, но я побывал в их белоснежной усадьбе, где был представлен Сержу Крузенштерну, его благообразному отцу и, разумеется, самой Елене, которой тайно и сильно понравился, чего не мог не почувствовать. Как и того, что факт присутствия случайного человека в их обществе не понравился Сержу. Даже в имени его было что-то железное и глубоко мне чуждое. Его хищный нос выдавал так называемую цельную, волевую натуру. Неприятный монетный профиль. Зато Елена Крузенштерн несколько раз меня нечаянно коснулась. Ее слегка припухлые, нежные губы на прощание шепнули мне что-то вроде: «еще увидимся».

Потому я не удивился, когда, возвращаясь на следующий день со службы раньше обычного, получил звонок от Елены с предложением кратковременного визита.
Первая мысль была о том, что у меня пыльные туфли и как неловко будет ступать этими туфлями по их коврам. Да и одет не сказать, что... В ту же рубашку, что и вчера. С другой стороны, ни мои туфли, ни моя одежда, ни даже я сам не привлекали ее. Ее привлекала идея. Очевидно, в их блестящем браке с Сержем было что-то неладно, и я показался Елене – нет, не орудием возмездия, но просто вариантом решения некоей задачи. Вариантом, который фатально не сойдется с ответом, но будет засчитан ею самой как попытка. Вряд ли эта задача вообще имела решение, но не думаю, что Елена промысливала и осознавала ее глубоко, и уж тем более тут не о чем думать мне. Вторая мелькнувшая мысль была пригласить ее к себе, что заведомо безопаснее, но вообразить Елену Крузенштерн в моей утлой, неприбранной квартирке типичного среднего класса было невозможно. Даже когда ты понимаешь, что важен и нужен как пешка, тебе все равно трудно отказаться от амбиций приличной фигуры.

Я приехал к ней сразу. Елена была лет на десять меня старше, но образование, манеры, кровь и благосостояние делали ее столь недоступной, что дух захватывало от навязчивых грез. Мне уже мерещились смятые нами голубые простыни. Мы прогуливались по внутренней аллее их бесконечного сада, беседуя о том, о сем, и думая об одном и том же. Я не был уверен, должен ли сделать первый шаг. Внезапно прижать ее к себе и поцеловать или ждать, когда мы столь же непринужденно войдем, скажем, в тот изысканный белый флигель. Говоря со мной, она быстрыми, еле заметными и, вероятно, невольными движениями глаз выдавала некоторые изменения, происходящие в моем статусе. С одной стороны, ей нужно было увериться, что ее интуитивный ход правилен, с другой, обнаруживая во мне мелкие симпатичные черты (ее беглые, но цепкие взгляды на мой торс или шелевюру не ускользнули от меня), она опасливо прикидывала перспективу впасть в унизительную зависимость. Периодически она говорила: «видите ли, Дмитрий...», но с каждым разом мое имя звучало теплее, пока в конце концов она не назвала меня Димочкой. Что равносильно превращению пешки в слона. Стремительность этой моей локальной карьеры привела к тому, что и я вскоре назвал ее Леной, низведя с позиции королевы. Наступило мгновение равенства, она слегка оступилась, я подхватил ее под локоть, через секунду она держала мою руку в своей, в следующий момент мы услышали голоса.

Вернувшись в усадьбу, мы застали там отца Сержа. Он был неприятно удивлен моим появлением, но старался не подать виду. «Дмитрий к нам заехал за номером телефона Беринга», – объяснила Елена старику. Он молча, с тем же каменным лицом, кивнул. Я вежливо попрощался, еще раз поблагодарил Елену за телефон Беринга и вышел вон. По белоснежным ступенькам навстречу мне поднимался железный Серж, но, благо, не узнал меня. Даже не взглянул. Вероятно, по туфлям решил, что это кто-то из обслуги.

Я выбрался, наконец, в город. Проехал несколько остановок, вышел на набережной и присел на скамейку. Комфортно и облегченно закурил. Вечер был необычайно красив. Океанический бриз, смешиваясь с ароматным дымком сигареты и желтым светом от солнечных облаков образовал простой, но верный состав незамедлительного счастья. Образ смятых голубых простыней снова ко мне вернулся, и я подумал, каким сказочным везением решил кто-то украсить мою жизнь. Каким радостным эпизодом. Я прикрыл в неге глаза, но кто-то сел рядом, сел слишком близко и тронул за плечо. Это был Серж. У меня постыдно заколотилось сердце.
– Дмитрий, – сказал он зычно, с внутренней угрозой. Он относился к тем ненавистным для меня людям, которые, в отличие от меня, живут крайне собранно. Он произнес мое имя так, что было ясно: данная ситуация является для него в эту секунду главной. И сейчас он ее решит.
– Вы? – глуповато спросил я.
– Елена передала вам телефон Беринга?
Его ледяные серые глаза смотрели на меня не мигая и, кажется, видели все.
– Да, конечно, ведь... ведь за ним я и заезжал.
Я заметил, что уронил пепел себе на брюки. Сейчас он спросит номер.
– Зачем вам телефон Беринга?
Такому ничтожеству, имел он в виду.
– Меня попросила одна знакомая, – сипло ответил я, чувствуя, что говорю невыносимую чепуху и иду ко дну.
– Кто?
– Не знаю, знаете ли вы ее. Некто...
Я не успел придумать фамилию, как Серж перебил меня:
– Что вам мешало узнать номер Беринга по телефону?
– Ничто не мешало, – пролепетал я, – но мне было по дороге и я решил, что...
– Решили что?
– Что было бы хорошим тоном заехать, тем более...
– Тем более что? – он уже не смотрел на меня, но лучше бы смотрел. Есть что-то зловещее в отрешенных стальных глазах, устремленных мимо тебя.
– Тем более, мне это было по дороге и, наверное, неприлично, подумал я, не заехать, если...
– Покажите мне номер Беринга, – перебил он и вдруг встал надо мной.
Я начал двумя руками шарить в карманах, уронил изо рта сигарету, она упала мне за пазуху, я обжегся, вскрикнул от боли, вскочил и когда вытаскивал из карманов какой-то кошмарный мусор, Серж вдруг положил руку мне на плечо.
– Не нужно, – сказал он, – что даст мне этот номер? Я просто немного не в себе. Простите меня.
Его голос дрожал. Серые глаза слезились.Он повернулся и резко пошел прочь, унося с собой свое несчастье.
Tags: сны
Subscribe

  • Зайцы ваших отцов

    Старожилы жж (звучит уже устрашающе), и да, дальше будет слово "помнют". Некогда, в баснословно стародавние, завелся тут некий генератор…

  • Ифкуиль

    Пока иные чесали языками, я одолел статью об искусственных языках. Их тьмы и тьмы на этом свете. По красоте названия первое место отдаю языку…

  • (no subject)

    Жизненный путь моли оказался прерван хлопком одной ладони. "А меня нельзя назвать неудачником!" Не могу сказать, что рад убиению меньшого брата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • Зайцы ваших отцов

    Старожилы жж (звучит уже устрашающе), и да, дальше будет слово "помнют". Некогда, в баснословно стародавние, завелся тут некий генератор…

  • Ифкуиль

    Пока иные чесали языками, я одолел статью об искусственных языках. Их тьмы и тьмы на этом свете. По красоте названия первое место отдаю языку…

  • (no subject)

    Жизненный путь моли оказался прерван хлопком одной ладони. "А меня нельзя назвать неудачником!" Не могу сказать, что рад убиению меньшого брата…