Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Из сумбурного

Снотворное действует медленнее цианистого калия. Как самоубийственное оно никуда не годится.

Вспомнилась фраза читаемого мною нынче Пинчбека (о психоделизме и шаманизме): сознание выкурившего DMT выстреливает тебя, как из пушки, в небесные эмпиреи, открывает глаза на многое и через десять минут – домой. Этакий духовный спринт. Он пишет эксцентрично и в то же время четко, в отличие от козлобородого (хотя он и без бороды) Рика Страссмана, снискавшего славу на исследовании того же DMT. Слава свалилась благодаря неслыханному (какая смелость!) разрешению Правительства на эксперимент. Страссман вводил испытуемым волшебный состав и записывал их показания. Их и издал. Не редактируя, для вящей правдивости. Вышло криво. Пол-книги – наукообразное повидло, и лучшая половина – стенограмма показаний осоловелых очевидцев. Хотя еще Томас де Куинси говаривал: погонщик вола увидит вола.

С равным успехом можно записывать показания прохожих (не всегда тверезых) об их захватывающей жизни, предположив, что мы с исследователем – плоские беженцы из двухмерного мира. Талмуд Страссмана, увы, не поддается чтению. Дилетантская, понимаете, галиматья. И как не совестно после плеяды: Юнгера, Хаксли, Мишо, Беньямина, имя им... Пола Боулза, наконец. Насколько все же важно умение писать ясно, изысканно, кратко и остроумно. Литература (а и это ведь литература) – не только создание пыльных страниц с бессмертными сочетаниями слов, но и сервис. Сервис, господа! Как ни горько. Читающему должно быть удобно. Вы бывали когда-нибудь в парикмахерской (работающих там палачей не обсуждаем)? Кресло удобное, видеть себя удобно, не видеть при жалении – тоже. Т.е. желании.

Так будьте добры (к страссманам обращаюсь я) излагать, следя за ритмом, знаками препинания, поменьше непроизносимых (даже роботом или попугаем) слов, побольше мысли на единицу великой пустоши (или скрывайте отсутствие изобретательно), и шуткой, шуткой сдабривайте свое сомнительное изделие, для живых людей работаете. Занятная мысль у Пинчбека: общество подавляет психоделики, чураясь встречи с сознанием. На любой абсурд пойдут люди, говаривал Юнг, лишь бы избежать очной ставки с собственной душой. Ужас перед марихуаной (при разрешенных куда более опасных субстанциях, как алкоголь и табак, о прозаке и золофте не говоря) абсолютно мистичен, суеверен и иррационален. А проще сказать, мракобесен.

Другая мысль, уже не его. Иной раз лучше слушать интуицию, чем чеканить шаг по проторенной дорожке в пропасть. Эта сияющая тропа нам открывается в случаях, когда принимаем чужие решения. Особенно когда уже знаем, чего они стоят. "По рекомендации". То есть переносим универсальные чужие решения на глубоко им чуждую личную почву. Псевдоморфоз, используя слово Шпенглера, но в личном исполнении. Даю вам честное слово Шпенглера. Человеческую природу описывает не столько вода, в которую не ступишь дважды, сколько великодушные, хлебосольные грабли. Только грабли всегда нам рады. Вот наши истинные братья, которые нам ближе, чем мы сами, и любять нас крепче, чем враги. Прощаясь, грабли вежливо скрежещут зубами: "Спасибо, что навестили, приходите еще." "Здесь вас ждут, здесь вам рады" - висит там табличка. И ты покорно идешь. Все-таки ждут. И искренне рады. Все же свои. И знаешь уж всех. А главное, не пойти неудобно.

Мысль мыслителя подобна собаке: швыряешь вопрос, и она прибегает с ответом в зубах. А мысль прочих мы уподобим приблудной кошке. Тебе нужен ответ, а кошка с ним, как с куском колбасы, убежала на улицу. И черт знает, где ее сутками носит. Да и принесет в лучшем случае дохлую мышь. Или птичку с оторванной головой. Сколько мыслей посетило вас за жизнь по-гамбургскому? Сколько было из них собачьих?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments