Avrukinesque (avrukinesku) wrote,
Avrukinesque
avrukinesku

Достопримечательности текущей минуты

Полдня показывал заезжим знакомцам местный город. Возникло слово: приглашенцы. Но не об этом. А о том, с какой целью осматривают люди города. Почему мы тщимся прихватить зримое, с собою унести чужие красоты или исторические (т.е. повязанные с сюжетами) предметы? Для воспоминаний? Но разве кто-то способен "реально" заботится о будущих воспоминаниях? Разве мы проживаем пресловутое сейчас для завтрашнего мемуара? Насколько же скудным пайком должно быть это завтра, если мы намерены украсить его вчерашним днем?
Краткое пребывание в чужих краях есть наше постоянное занятие. Здесь, на "чужбине", тебя умиляет чуть ли не все. Как в миниатюрной книжке. Читать ее ты не станешь, но умилишься крошечным картинкам. Чужой и дивный город возвращает ощущение, которое в рутине дней выцветает, ветшает и рассыпается: мимолетность тебя самого. Ибо в чужом городе нет времени на повторы. Нет роскоши репетиций. Все здесь: раз и навсегда. Потому ты пытаешься уцепить все и сразу, ибо знаешь: тебе не бывать здесь больше. А и случись чудо, так "в одну воду..."

Оттого и некоторая лихорадка. Тебе кажется, что ты прикарманиваешь воспоминания, в то время как проживаешь молниеносные минуты летучего дня. Ведь отъезд - своего рода смерть. А к чему по смерти воспоминания? Вспоминать там не о чем, не о ком, некому.

Еще и потому турист пытается максимально запечатлеться, впечататься там и сям, дабы доказать, что был тут. Чтобы доказать, что был. Что жил. Фотография - вещественное доказательство существования. Еще одно - сувенир (уменьшенная копия свидетельства о жизни).
Вот для чего нам нужны путешествия. И вот почему "великий путешественник не покидает калитки собственного двора".

В те редкие моменты, когда ты возвращаешься или к тебе возвращается знание о собственной мимолетности, ты чуешь, как дивен миг. И как он трагически неповторим. Хотя, казалось бы, миг как миг: ты в своем городе, в своем жилище. Солнечный вечер. Шесть минут седьмого. И в этой, наступившей седьмой минуте ты гостишь как заморский странник. Ты прибыл в седьмую минуту седьмого, которой никогда не видел раньше. Внутри ее - диковинный город. Ты осматриваешь его центр, бросаешь с высокой точки взор на окраину, не гнушаешься и достопримечательностями. Стараешься все это - однократное - прихватить. Запечатлеть. Записать. Унести. Ибо знаешь: тебе здесь больше никогда не бывать.
Subscribe

  • Зайцы ваших отцов

    Старожилы жж (звучит уже устрашающе), и да, дальше будет слово "помнют". Некогда, в баснословно стародавние, завелся тут некий генератор…

  • Ифкуиль

    Пока иные чесали языками, я одолел статью об искусственных языках. Их тьмы и тьмы на этом свете. По красоте названия первое место отдаю языку…

  • (no subject)

    Жизненный путь моли оказался прерван хлопком одной ладони. "А меня нельзя назвать неудачником!" Не могу сказать, что рад убиению меньшого брата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Зайцы ваших отцов

    Старожилы жж (звучит уже устрашающе), и да, дальше будет слово "помнют". Некогда, в баснословно стародавние, завелся тут некий генератор…

  • Ифкуиль

    Пока иные чесали языками, я одолел статью об искусственных языках. Их тьмы и тьмы на этом свете. По красоте названия первое место отдаю языку…

  • (no subject)

    Жизненный путь моли оказался прерван хлопком одной ладони. "А меня нельзя назвать неудачником!" Не могу сказать, что рад убиению меньшого брата…