Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

читатель

(no subject)

"Захарова заявила о бесконечном удивлении России от американского оружия" ("Известия")

Вот оно, вечное сияние чистого разума. За дежавю обидно. Уже за любую, как сказал бы тов. Буденный.
От кого вам менее бесконечно удивительнее, от Захара Прилепина или от Марьи Захаровой?
читатель

Мантуровские чтения

Не знаю, кто такой Мантуров, и вряд ли узнаю, но нет сомнений, что он прекрасный рассказчик.

"Мантуров рассказал об испытаниях перспективного танка «Армата» в Сирии" (ТАСС)

"Наш перспективный танк уже со второй попытки раздавил полкило пармезана, свихнул крыло замороженному гусю и выстрелом из пушки подкосил лавку с кислым молоком на местном рынке, - рассказывал Мантуров, с трудом выбираясь из люка. - А заглох по причине необычайно жаркой погоды", - добавил он.
читатель

Ни дня без главки

Начал работу над романом. Преодолев страх белого листа, написал "Глава 1". Смертельно устал. Из последних сил написал "продолжение следует". Во всех пособиях для начинающих авторов сказано, что главное - регулярность, а не количество. Завтра напишу "Однажды..." или "Как-то раз...". Есть также мнение, что начинать нужно с заключительной фразы. Ее я тоже заготовил: "Вот, собственно, и все".

ЭТО ВЕНЕСУЭЛА, СЫНОК

Несколько дней назад я не пойми зачем упомянул в фейсбуке Венесуэлу, совершенно не предполагая, как это отзовется. Вскоре пришлось срочно лететь с друзьями и женой на отдых, и доступный рейс был только… через Венесуэлу. Времени удивляться такому совпадению не было, как не было его даже на то, чтобы почитать в телефоне про Каракас. Не было и уверенности, что посадка именно в Каракасе, есть же там и другие крупные города. Но так ли важно, что там вообще есть, если вся посадка — на полчаса?

Итак, наш боинг сел в Венесуэле, и мы направились в здание аэропорта. По дороге нас встретил металлоискатель и еще какой-то турникет, курируемый людьми в смешной военной форме. Южная Америка вечно склонна к «театру военных действий».

В зале на нас свалилась неслыханная духота. Я предположил, что в Венесуэле в это зимнее для нас время – лето. Жена, конечно, резко возразила. Хотел просветиться на сей счет в телефоне, но тот сел. Я попросил друзей его зарядить, вручил им свой билет, паспорт, деньги и отправился на поиски воды. «Какой еще воды? Куда тебя несет? Ты взрослый человек вообще? Это Венесуэла!» крикнула мне в спину жена. Она с друзьями уже стояла в длинной очереди на регистрацию. Тихие слова «Не идиот?» – едва донеслись до меня. Друзья ее, думаю, утешили. Один из них – уж точно.

Пить совершенно не хотелось, но стратегическая часть моего ума говорила, что лучше «попить перед дорогой». Глагол «попить» я ненавижу, но «напиться» увело бы в сторону.

В любом случае я и пошел куда-то в сторону, поскольку водой что-то не пахло. Она, как правило, и не пахнет, вы правы. Но оставим-ка слова в покое, мне скоро стало не до них. Хотя из-за их отсутствия все и случилось. Жена как в воду глядела.

Я плутал по лабиринту так называемого аэропорта уже минут двадцать, когда узрел наконец народную поилку, то есть колонку с соском или черт ее знает как она называется. Из такой обычно сочится мерзкая теплая водица сомнительного происхождения. Но это Венесуэла, пей пока есть.

Перепрыгнув через какую-то низко натянутую цепь, я ринулся к этой колонке и сделал пару глотков. Вода оказалась на удивление терпимой, почти прохладной. И это стало последней хорошей новостью.

Когда я попытался вернуться в родную очередь, мне преградили путь все те же опереточные солдаты.

Читать:
http://bit.ly/2FzPDkp
читатель

Говорящее платье

Дорога была покрыта щедрым слоем золотистой пыли. Мы тряслись в моем личном танке, страховка на который истекла еще в прошлом году. Лишь бы ничего не сломалось! Справа от меня сидела Лена, а остальное пространство боевой машины было забито ее барахлом. Когда мы проезжали какой-то полустанок, она со словами: «Я скоро!» спрыгнула, чтобы продать кучу платьев, которые мы везли. И так спешила, что одно платье забыла. А может, и специально оставила, поскольку оно было глухонемым.
И вот я жду ее, жду, не выключая мотор и нервничая. Мне же еще как-то успеть до ночи вернуться домой: там кошка одна. А Лена все никак не возвращается и явно увлеклась торговлей. Тем более что говорящие платья, убалтывая покупателей, пошли на ура. Полустанок на глазах разрастался в оживленный и зычный базар, наполненный пестрой толпой покупателей, которых перекрикивал сам товар.
– Кишмищ! Кишмищ! – кричал кишмиш.
– Солоный миндал, жарен в золЯ! – орал миндаль.
– Шашлик–машлик! Свежий баранин и печен овца! – шипело, брызгаясь соком в синем дымке, жарящееся мясо.
Я глянул на показатели и ужаснулся.
– Лена, у меня горючее на исходе! – кричу, но низкий мой голос тонет в базарном гвалте. Тогда я стреляю в небо.
– Возвращайся один! – кричит Лена в ответ, отвлекшись на миг от воркования с каким-то типом в цветастом тюрбане. Она всегда этим славилась.То официант, то таксист, то олигарх, то проходимец с витиеватым кинжалом.
Ну я и поехал. В конце концов, у меня дома кошка голодает, я везу ей консервы, а ехать в несусветную даль.
На фривее я, конечно, запутался. Мне казалось, я ездил этим маршрутом тысячу раз, и вот на тысяча первый что-то предательски изменилось.

читатель

Тайна тайн

Нескончаемым потоком шли шпионы к подводной лодке "Пионер":

"Враги Советского Союза неоднократно пытались добыть чертежи таинственной подлодки, получить материалы и конструкторские расчеты. Вокруг завода, где шло ее строительство, день и ночь кружили шпионы; два ответственных работника завода, у которых они, очевидно, предполагали добыть на дому материалы о подлодке, были найдены убитыми; шпионов вылавливали, сажали в тюрьму, некоторых за убийство расстреляли. Но число их не уменьшалось, а дерзость, по мере приближения сроков окончания стройки, увеличивалась.

Однако все было безуспешно. Постройка подлодки под руководством ее конструктора Михаила Крепина была благополучно закончена."
("Тайна двух океанов")

Ничего себе безуспешно. Несмотря на паранойяльную бдительность органов, шпиону удалось не только проникнуть вовнутрь, но и стать членом коллектива. Я бы рискнул это назвать провалом.
читатель

(no subject)

"В 2010 году на проспекте была установлена мемориальная доска, на которой академик Сахаров упоминается только как создатель "новых видов вооружения". О его общественной деятельности на доске не сообщается." (вики)

Действительно, мемориальная доска не резиновая. Она ж не статья в энциклопедии. На мавзолее вон еще скромнее - только фамилия, к тому же и не настоящая. Интересно, что будет начертано в светлом будущем на мемориальных досках нынешних владельцев страны.
читатель

По верхам

Кипя отвагой, младший Фортинбрас
Набрал себе с норвежских побережий
Ватагу беззаконных удальцов
За корм и харч для некоего дела,
Где нужен зуб (...) (пер. Лозинского)

Что за корм и харч, думаю, заглядываю к самому. Collapse )
читатель

Без названия

Элиот, поданный как этакий гибрид мантры с литургией. Приятное зрелище для ушей. До поры, до времени. Ибо, как мы помним, "нет ничего, что не могло бы стать Адом". Это по наводке из фб. А в "Нью-йоркере" как раз статья Луиса Менанда об Элиоте, читать которого (Менанда) стоило ради одной цитаты. Сам Менанд, вечно резво начинающий и многообещающий, но быстро устающий от высокой планки, чай, не Брумель и не Бубка, напоминает другую цитату: "Хорошо начал, скверно кончил, солдат" (цит. по пам.).

Отдельные цитаты на сходную тему из совершенно разных источников, как ни странно, притягивают друг друга. Прочтешь одну - и тотчас нарвешься на другую, причем в другой статье или вовсе посторонней книге. Что этим сказать хочет океан бессознательного? Что-то личное? Или что-то лично тебе? Или через тебя - другим? Мол, ну этот-то тут же разразится постом. Уж кто-кто, а мы, великий Океан бессознательного, его как свои пять пальцев знаем. Но об этом позже.