Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

читатель

А есть ли смысл заниматься смыслом?

Один из самых ценных френдов, вернее, одна - напомнила суфийскую притчу в изложении Сигизмунда Кржижановского, из трех, если не четырех комплектов собрания сочинений которого у меня каким-то чудом осталось примерно ни одного:

"Ещё с отроческих лет в память мою попала -- невесть откуда -- легенда о неком учёном мусульманине, который хотел постигнуть всё целое, но дела которого постоянно заставляли путешествовать. Не позволяя всё же делам вторгаться в дело жизни, учёный возил за собой на двенадцати верблюдах библиотеку. Но дела, очевидно, мстили за уничижение -- и учёный стал постепенно беднеть. Постепенно сокращая свою библиотеку, отбирая самое ценное и из ценного ценнейшее, он возил её в своих странствиях уже не на двенадцати, а на шести верблюдах, потом на двух, и наконец -- на одном. Но случилось, что последний верблюд пал в пути, вдалеке от жилья. Бедный эффенди принужден был отобрать наиценнейшее среди ценнейшего, так как был стар и не в силах поднять на себя всего книжного груза. Но мейдэ-чуйдэ, мелочь продолжала злобствовать, и дряхлый постигатель всецелого должен был продать последнюю пачку книг.
Перед тем, как расстаться с друзьями своей мудрости, он сделал из них выписки, отжал сок смыслов, из выписок снова выписки, пока не дошёл до фразы "аллах иль аллах, Мухаммед россулях". Написав эту строку на дощечке, он повесил себе её на шею и стал у перекрестка, как нищий".

В истории этой сквозит борхесианский дух, вчитываемый его любителями. После последних переездов (хотелось бы сказать, скитаний, но совесть пока не велит) моя библиотека тоже редела, скудела и в итоге выветрилась почти до Борхеса. Его и считаю наиценнейшим. Ну и еще шкаф-полтора пока со мной. Скачу, так сказать, на последнем верблюде, который давно не ужинал. And miles to go before I sleep/And miles to go before I sleep. Меж тем продолжение у C. Кржижановского тоже стоит внимания:

"Возможно, что легенда возникла среди одной из дервишских сект, дивана, чьи исступленные пляски ввинчивания в пустоту, кружения оси, потерявшей обод, можно было ещё так недавно видеть около Лаби-хауза в старой Бухаре.
Мне удалось наткнуться, правда, на довольно смутные, исторические указания, говорящие о том, что торговое посольство Небесной Империи, доехавшее в конце XV столетия до Амударьи было очень огорчено и разочаровано, узнав, что Аму во что-то ещё впадает и что вообще за степями Двуречья есть ещё какой-то мир. До сих пор им думалось, что степи эти постепенно переходят в ничто. Вероятно, эти купцы были по тому времени очень просвещёнными людьми. И, конечно, нельзя не посочувствовать их философическому огорчению. Действительно, если мир можно понять только как целое, как великую единицу, то выгодно для познания, чтобы он, мир, был по возможности меньше. Иначе какой же смысл заниматься смыслом".
читатель

Мистический случай

Из ̶х̶р̶а̶м̶а̶ магазина иду, весь нагруженный. А на крыльце сидят две девушки, не считая собаки. В силу старости именно ее я запомнил лучше других: умные глаза. Овчарка. Красавица. Комсомолка. Могла бы руководить крупной отарой.

Девушки из страха занемочь расступились, как воды, и я гордой верблюжьей походкой прошествовал в холл. Вестибюль, по-вашему. И там вспомнил, что нужно взять открывашку от гаражных ворот, чтоб не кататься больше в опасном для жизни лифте. И поехал не вверх, а под землю.

Взял из машины открывашку, величаво выхожу из ворот, и вновь выдвигаюсь к крыльцу. Вся операция заняла две минуты. На крыльце сидят те же. По причине громкой болтовни открытие ворот они слышать не могли. Что они видят? Прошел статный мужчина в семейной майке, а через две минуты... возникает его абсолютный двойник. Даже маска такая же. И прёт туда же. Не иначе, еще через пару минут пойдет третий - ну явно же сломалась матрица. Так удивитесь хоть немного, э? Щас! Опять расступились, снова протиснулся со своими тюками меж Сциллой и Харибдой, им хоть бы хны. Из всех только овчарка выглядела изумленной. У нее расширились зрачки. Задрожал хвост. Даже пригавкнула невольно. Была не против укусить.

Ну что за люди? Случись такое мистическое со мной, я бы неделю отходил. И всем рассказывал. В мельчайших подробностях. По многу раз. И ведь ни одна собака бы не поверила. Вот что меня всегда обижает.
читатель

(no subject)

Проективный тест:

"Я не верблюд, и справка есть, но..."

Как бы вы продолжили? Обещаю не сообщать по месту работы. Скрытым верблюдам просьба не реагировать.
читатель

(no subject)

Кто-то напомнил о "Библиотеке приключений", которая украшала книжные шкафы советского детства. Оказывается, не я один не помню, в чем заключалась "Тайна двух океанов", но точно помню, что не в кладе, а в ерунде какой-то. Так что было легкое ощущение обмана, благо, хоть шпиона дали. Какая тайна без шпиона? И наоборот.

Ну а фразу "Профессор Лордкипанидзе в ужасе отпрянул от иллюминатора" я запомнил на всю жизнь, даже если она звучала иначе. Профессора, беснующегося в батискафе, утащил в пучины гигантский кальмар. Но полакомиться грузинской кухней ему не удалось.

Рядом с "Тайной" в нашей порастасканной БП стоял Майн Рид. А был у меня одноклассник, вечный троечник Шура Гершензон по кличке Шираф. Она образовалась от высоченного роста, имени и ранних жидких бакенбардов оранжевого цвета, хотя у жирафов их вроде не бывает. Читун он был не фанатический, но старался все же поспевать за веяньями, чтобы держаться на плаву. Ко мне как обладателю жирного книжного шкафа Шираф и обратился, попросив на почитку загадочного "Овцеолу".
- Кого-кого? - говорю.
- Овцеолу, и не прикидывайся дураком, - сразу обиделся Шираф, - я знаю, что уже весь класс прочел. Все узнаю последним!
- Овцеолы нету, - говорю.
- Не дашь - так и скажи. Что за жмотство? - Шираф уже и сам поверил, что жаждет книгу.
- Дам на три дня, если вспомнишь полное название, - придумал я, и это был первый и последний раз в жизни, когда я побыл бюрократом.
- "Овцеола - вождь этих".
- Каких?
- Ну этих, вылетели, как их...
- Ну?
- Э... сумароков?
- Последняя попытка.
- Вспомнил! "Овцеола - вождь антисемитов".
- Даю на десять дней.
читатель

(no subject)

Мисюсь соорудила свежую, еще дышащую паром, скульптурку в виде большой буквы V. Как человек, склонный во всем усматривать тайные знаки, читаю данное послание как скорую победу над вирусом. Это большое счастье, что панические покупатели не расхватали кошачий песок. Автографы Мисюсь у меня вызывают больше доверия, чем некоторые математические модели. Вот если бы их авторы делились знаками, которые оставляют их кошки...
С другой стороны, не исключено, что это буква Л.
читатель

(no subject)

"Он открыл шкаф, вынул из стерилизатора две гигроскопические маски, протянул одну Рамберу и посоветовал ее надеть. Журналист спросил, предохраняет ли маска хоть от чего-нибудь, и Тарру ответил: нет, зато действует на других успокоительно"
(Камю, "Чума").

Ничто не ново под чумой. Вот уже 4 или 5 день, как живем в блокбастере. Мой персонаж плохо выписан: непонятно, в чем его цель, что он вообще за тип, и где женщина и конфликт. Непонятно даже, он герой проходной или главный. Кошка Мисюсь удалась лучше: она подолгу теперь сидит сбоку и смотрит на него тревожными глазами, ничего не спрашивая. А вспорхнув к нему на колени, перебирается на плечо, чтобы сидеть у самого лица. У знакомых, живущих на Голливудских холмах, воют койоты, причем с постоянством сверчков. Нет, я не буду писать "животные что-то чувствуют." В футурологической среде у Мисюсь, не говоря о койотах, не очень известное имя: ни одной печатной работы в солидном журнале. Так что ее тревожные глаза могут и заблуждаться, а вой койотов рождаем волнующей их луной. Но тучки все же сгущаются, и губернатор вводит войска.
читатель

(no subject)

Наша мудрая и, вне сомнений, живая планета очищается. Вода и воздух прозрачнеют, как-то свежее блестит солнце, возвращаются рыбы, дельфины, гуси-лебеди. Если так пойдет дальше, то вернутся и насекомые. И жизнь, Петька, пойдет такая, что и помирать не надо! Это ли не прекрасно? Главное, не думать о том, от кого она очищается.
читатель

(no subject)

Прекрасная мысль антрополога Эдуардо Кона из книги "Как мыслят леса":

"Я мыслю, следовательно, я сомневаюсь в своем существовании".

Какие у вас мысли по этому поводу? Бывает, не сомневаешься в существовании (его, как известно, подтверждают счета из разных инстанций), но приходящие мысли кажутся несущественными. Сегодня, к примеру, меня посетила мысль, что карликовая курица из американского магазина не тождественна такой же курице из русского. И что вы думаете? Американская карликовая оказалась вдвое больше жалкой тушки из русского при почти той же цене. При этом русский магазин чисто формально - тоже американский. Вот как легко запутаться в индексально-иконических перипетиях символической мысли. А вчера случилось перепитие. Теперь вы можете оценить эти мысли и, соответственно, существование.

Граница между мыслью и немыслью зыбка, никто не охраняет ее с овчарками. Мыслю ли я? - вот каким вопросом стоит задаваться чаще.
читатель

(no subject)

- Самое смешное, что жизнь действительно трагична, - сказала Мисюсь, давая понять тревожному сновидцу, что он спит, ведь кошки вроде как не очень разговорчивы.

Но куда там! Я был директором парка аттракционов для сверхбогатых людей, при этом гол как сокол, т.е. буквально без штанов, к нам ехал ревизор из IRS, мы с пьяным в дым главбухом лихорадочно подделывали какие-то ведомости, и нам было не до афористичных кошек.
читатель

Где Лайла?

Я лежу в необъятной, как вселенная, кровати, похожей на ту, которую бабушка называла «бывшей дедушкиной». Золоченые шары-планеты, венчающие ее изголовье, отражают синюю прабабушкину занавеску на двери.

На стене – родная трещинка в виде ящерицы. В комнату с нежно-зелеными стенами жирной лавой вливается солнце, под окном поскуливает наша любящая весь мир сучка Пупсик. Нет сомнений, что я в Самарканде.

Вскочив с кровати и стараясь не увидеть себя в зеркале, подхожу к окну, выходящему во дворик.