Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

читатель

(no subject)

Случилось в чате. У нью-йоркской знакомой сегодня д.р., и мы с ташкентской знакомой ее поздравляем. А она вдруг исчезает. Ташкентская: ей, видать, торт принесли. Я: не иначе, свечки задувает, которых не одна, подождем часик. Тут юбилярша возвращается, и я, чтобы скомпенсировать свою сомнительную шутку, сообщаю, что сам уж занят заготовкой свечей на свой грядущий, и мне понадобится столько, сколько им, нью-йоркским лолитам, и не снилось. Чуть погодя включаю аргентинский фильм: в ходе ограбления банка у старушки-заложницы по имени Сусалия случается день рождения. Грабители дарят ей пирожное, и она задувает на нем свечку. А другой герой потушил за фильм еще штук 20. Ночью приснилось, что один мой знакомый, довольно известный ученый, признался в личной беседе, что в прошлой жизни был бананом. Днем в магазине какая-то гражданка мне ни с того ни с сего говорит: "Почему у них все бананы такие старые?" Вечер памяти Карла Юнга прошу считать открытым.
читатель

(no subject)

"Зачем российской власти травить Навального с учетом того, что уровень его популярности едва ли достигает 2%?" - задали ее представители вопрос Евросоюзу. И в сердцах добавили не для печати: "Кандидат на убийство должен пройти как минимум 5-процентный барьер в честной, бескомпромиссной борьбе. Пусть ваш берлинский пациент наберет еще 3%, после чего его вопрос будет рассмотрен в порядке общей очереди".
читатель

(no subject)

Срачи прилетели (фбшное)

Буржуазная лженаука сраченетика (срачеведение, срачеводство) уже существует или еще нет? Один из самых жестоких методов убийства времени - читать несметные полкИ каментов трудящих под постом той или иной глыбы мысли. Оглянуться не успеешь, а лицо твое уж изрезано старческими морщинами, ума не добавившими. О седине уж не говоря и дрожащих руках. Каменты трудящих крадут наши лучшие годы. Которые, между прочим, как птицы летят. И некогда нам La la la la la
La la la la lee, как писал Ник Кейв.

Конец воскресной нравственной проповеди.
читатель

(no subject)

Грабителям прошлого и в лучших снах не могло присниться объявление, висящее на нашем любимом банке Wells Fargo:

Please wear face covering when you visit us.
читатель

Операция "Феникс" (быль)

Город Пашмаканд, ютящийся на задворках будущей Центральной, но пока еще Средней Азии, спал пресловутым мирным сном. В полузабытьи стонали автобусы «Гидролизный-Кладбище», там и сям поскрипывала суставом подагрическая арба, редкие личные автомобили страдали ночным недержанием масла, плакаты на щитах «Дадим Родине что-то там с большим избытком!» забылись праздничным кошмаром.

Блаженную космическую тишь нарушал лишь одинокий рев. Раз в двадцать минут городской осел отправлял куда-то наверх жалобу:

– За что? За что Ты сделал меня ослом? Почему не партийным руководителем городского масштаба? Или хотя бы районного? Э?

Кто-то из чрезмерно образованных жителей прозвал осла Иов-ака.

Жил непарнокопытный на заднем дворе секретаря горкома, то есть по местным меркам, в центре если не мира, то Пашмаканда. Уютный вопль Иова-ака давно никого не будил. Напротив, он заменял спящим городские часы на башне, которой не было, или пушку на крепости, которой тоже не было.

Как только осел утих, в дежурном отделении милиции на улице Шурпа-Яхши Тархунбабаева раздался звонок. Никто и не шелохнулся. Подумаешь, телефон. Но после семнадцатого звонка младший сержант Салмон Рушдиев, не открывая глаз, ответил:

– Сьмнадцатъе атделень милис джурный старшилтенант Слмнрушд слушт...

Тревожный фальцет сообщил, что на пересечении Щорса и Шахнаме кто-то кричит, что стрелять будет. Рушдиев подумал, как остро не хватает в уголовном кодексе статьи «За кражу ценного сна в особо крупных размерах при исполнении».

читать
читатель

(no subject)

От управдома всем жильцам пришло письмо под заголовком "Running Toilets / Leaky Faucets".

А ведь отличные названия для сериалов. В русском переводе: "Бегущие сортиры", "Текущие крантЫ". Хотя последнее скорее так и переведут - "Лики Фосетс": история девушки, которая узнала, что бросившая ее ребенком уборщица-мать - совсем не ее мать, а ее отец (она сменила пол), нынче владелец крупного колумбийского наркокартеля. Так что теперь у нее два отца. Лики Фосетс решает во что бы то ни стало найти своего второго отца, но на ее пути встает неожиданное препятствие в лице ее брата-близнеца, Раннинга Тойлетса.
читатель

(no subject)

Дума об Абызове

преступно мало пока я думаю об Абызове
немного утешает тот факт, что Абызов вообще обо мне не думает
боюсь, что и я все меньше буду думать об Абызове

Ограбление по-пионерски

Чтобы не отставать от эпохи покорения космоса, я держал рыбок. Покупали мы их у дяди Коли – человека с угрожающим басом, который не выговаривал «р». Он был похож на Некрасова периода «Последних песен» кисти Крамского, что не мешало ему сдирать за рыбок не меньше, чем в зоомагазине. Среди рыбколюбов считалось, что дядяколины рыбки все же лучше, потому что свежее. Скалярии из зоомагазина любили уже на следующий день прилечь набок. И спасать поздно, и обратно не сдашь, потому что скажут: «Вы и убили-с». А нет ничего хуже сочетания обманутости и чувства утраты.

https://zen.yandex.ru/media/id/5c9458677d64ba1226b6ebfb/ograblenie-popionerski-5c995bbf2b960000b3704765

Synchronicity

Не успел Штирлиц в моем лице в 17-й раз посмотреть "Mulholland Drive", как в квартиру стучится человек из Горгаза - копия убийцы Камиллы (Риты, Дайяны). Фигура, рост, бородка: один в один. Разве что глаза одного цвета, и без пистолета. Входит. Обнюхивает помещение. Я, стыдливо выключая газ под курицей:
- Плита здесь.
- Да я насчет камина, - говорит убийца.
- Но я его ни разу не включал. Да и не вызывал вас.
- Как не вызывали? (смотрит в свой гроссбух - копию "Черной книги" из фильма). Квартира 307?
- Так точно.
- (неуверенно) Рита?
- Ха-ха-ха! Пока нет, - говорю.
Он всматривается в Черную книгу:
- Вот черт, я шел ведь в 207. Тыща извинений, мэн!
- Да ерунда.
- Такой долгий день, такой долгий день...

(no subject)

Снилось, что выступаю с докладом на конференции писателей-психоаналитиков. Из моего незабываемого выступления запомнилась лишь одна фраза: "Не пишущий писатель - это все равно что сексуальный маньяк с расстройством эрекции". Тут бы и догадаться, что лектор спит. Так нет, выступал еще полчаса, пока Мисюсь не зазвонила в колокол. Она давно уж изобрела лучший способ прекращения утренних лекций: ритмично хлопать дверцей на кухне. То, что вначале мне показалось аплодисментами, и даже все встали. Ну и мне пришлось.