Category: образование

читатель

(no subject)

"Автор путешествует по местам, где более двух тысяч лет назад жил и работал Аристотель"

Кем работал-то? Как кем, директором прогулочной школы.
читатель

Квант знания

Некогда записался на какой-то дурацкий вебинар про некие кванты знаний и, естественно, сразу забыл об этом. Сегодня получаю суровое извещение: "Отсутствие на мероприятии". И сразу родным повеяло, словно субботник прогулял или того хуже, не обеспечил явку на партийное собрание. А ведь на мероприятии присутствовал представитель министерства. В понедельник получу выговор с занесением в личное дело. А может, и вообще уволят. Без права переписки. Волк тамбовский тебе товарищ!

Фиговое дело ( 10 min read)

Опустошающий душу звонок на урок прозвенел, но географичка Анна Тихоновна, она же Антихна, она же Антихрист, по неизвестным науке причинам запаздывала. Отличник Костя Рыбьев успел во время звонка прокричать фирменное слово на букву “ж”. Он всегда это делал. Как-то раз звонок начался и тотчас запнулся: случилась поломка. И Костя, не в силах остановить рефлекс, проорал свое любимое слово в полной тишине. Ему поставили двойку по поведению, но он продолжил свое дело. Нет смысла противостоять внутренней природе.

Антихны не было уже три минуты, и потекли секунды счастья. Нужно ли говорить, что каждый миг без нее торговался в нашем седьмом “А” на вес золота.

Тем более, что за окном лютовала среднеазиатская зима (ниже нуля!), там был чуть ли не снег, и было еще темно. А наш класс был маленьким натопленным звездолетом, блуждающим в пучинах космоса, — и как же не хотелось отравлять этот полет уроком.

Половину доски занимала географическая карта черт знает чего, вторая бесхозно зияла, призывая творческую мысль. Мы с Костей Рыбьевым, хоть и отъявленным отличником, но хулиганом от Бога, застыли у этого зияния, прикидывая, что хорошего можно сделать, пока не явится, так сказать, Сатана.
(читать)

(Следующий рассказ будет про дом престарелых, который уже поближе. Трагический, со вторым планом и бездонным подтекстом).

(no subject)

"У лукоморья дуб зелёный..."
Краткое содержание следующих трех строчек: цепь, кот, кругом. Почему именно эти четыре строчки втемяшились в народную память? Еще, пожалуй, "Русью пахнет". Ведь это не единственное, что училось в школе наизусть. А что еще училось, я и сам не помню. Кстати, зря не заставляли "Е.О" наизусть целиком: мозг бы запомнил, а человек понял и оценил позже. Может, 20 лет спустя. Или вообще на смертном одре, когда вдруг вспоминается, казалось бы, насмерть забытое. Счастливым-то быть никогда не поздно.

читатель

Еще раз об учителе

В ретроспективе (после 10-дневной командировки в Ад)
Так вот знаете, чему учит опыт боли? Он учит тому, что ничему не учит. Как и история. Бесценный опыт, я считаю. Жаль, что мы это и раньше знали.
читатель

МОЕМУ УЧИТЕЛЮ

Боль - прекрасный учитель. Она учит, что нет в этом свете ничего важнее отсутствия боли. Врет, конечно, и противоречит себе. В "Что-то случилось", кажется, герой в ответ на тезис, что боль - всего лишь сигнал тела о неблагополучии, вопрошает: но почему именно боль? Неужели нельзя было придумать сигнал поприятнее? Почему, например, не ангельский хор?
читатель

Рыбнинск

Выйдя на улицу, понял, что нахожусь не в Лос-Андижаносе, где школа и жизнь, а совсем в другом, неизвестном мне городе. Одного взгляда на угрюмую толпу было достаточно. Стал спрашивать у прохожих, что за город. Никто не отвечает, отшатываются, как от сумасшедшего. И лишь одна тетка в пуховом платке обернулсь и злобно гаркнула: "Глаза разуй! Это Рыбнинск!"
Я вернулся домой, извлек из бочки моченое яблоко, вонзил в него зубы, и меня посетила догадка, что это сон. Рыбнинск, приснится же. Провел обычную проверку: способен ли я на левитацию. Прыгнул со стула вверх и грузно повалился на пол. Еще и яблоко размозжил. Значит, не сплю и это Рыбнинск.
читатель

(no subject)

Ольга - любимое имя. Так звали первую и по большому счету последнюю мою любовь (Оля Ершова) в третьем классе. Но чувство было первоклассным. К 8 марта я сварганил какой-то нечеловеческий подарок, словил быстроногого второклассника и велел ему ей вручить. Не самому же. Оля убегала, но он ее догнал и вручил. Вот какие люди были. Богатыри, не вы.
На следующий год она перешла в другую школу (в трех остановках) и наша любовь угасла. Как сказал пьяный слесарь, разбивший импортную хозяйскую люстру: "Нишо не вечно".
читатель

Пахнуло оттепелью

Повторенье - мать порядка. Вот почему у меня вечный бардак в делах. "Вечный бардак" - неплохое название для учебника по истории одной экзотической страны. Где-то читал, что выходцы из соцстран страдают прокрастинацией.

И о погоде. Если мировое потепление - вымысел греющих на нем руки, отчего ж теплеет и теплеет?
читатель

По дороге к себе

"Текущий момент - ваш учитель. Обращайте внимание. Исследуйте. Только вы сами в состоянии взрастить в себе мудрость. Идите личной дорогой. Она проходит через все события вашей жизни, пока вы изощряете искусство мысли, слова и поступка," -  читаем в книге, упавшей с полки в магазине Borders нам прямо на ногу. Что за провинденциальщина.

Совсем неплохо про момент. Тут бы и остановиться. Можно ли научить восточных учителей быть менее напыщенными? Не мешало бы иным из них взять урок сдержанности у своих западных учеников. Если, конечно, это не Питер Рассел, коий, как один вестовой, начинает хорошо, кончает скверно.

И посплетничаем. "Четвертый вид неправильной речи - сплетня, которую Будда описал как глупый и бессмысленный разговор", - читаем там же. И втискиваем книгу обратно в тесные ряды.

Тем самым мнения Будды и Анны Андреевны не совпадают. Хотя по слухам, первым это сказал Эмиль Чоран: "Две самые интересные вещи - сплетни и метафизика."

На полках раздела General Metaphysics, кстати, все смешалось: буддаистские руны, хрисламская суфистика,  свидетели Заратустры. Туда же залетают и ангелы всех мастей.

Налиставшись, мы пошли своей дорогой. С привычной тоской по бесчисленным непрочитанным книгам.