Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

читатель

#Записки обывателя, выпуск №забыл какой

Бомжиха метрах в 6 от меня исторгла сухой продолжительный кашель. Но показалось мало, так что решила чихнуть. Не знаю, составлять ли завещание, да и кому нужны векселя. Или культурнее говорить женщина-бомж? Бомжесса? Бомжель? Последнее подойдет для балета в мире после.

На ул. Санта-Моника граждан окутал таинственный смрад. И даже которые в масках, прикрывали носы. Если улицу поливали на китайский манер, то уважающий себя вирус такого амбре, конечно, не выдержит. В моей непростой картине мира он вообще мыслящий, хотя не стратег. Никого не напоминает? На ум пришло название для романа "Вонючий ветер".

О чудесах. Добрел до магазина Target, чтобы оценить очередь. Так раньше оценивали митинги. Оказалось - ее вообще нет. Может, по той причине, что магазин уже закрыт.

В масках - процентов 80. Когда мимо проплывает наглая обнаженная морда, я громко, с назиданием, задерживаю дыхание. У каждого свои ритуалы и талисманы.

Чудо-2. В магазине Smart&Final купил осточертевшую аристократам духа тб. Без очереди даже в кассу. Что это не лучший сон в моей жизни, доказывало отсутствие бумажных полотенец. А в прошлый раз - наоборот. Всегда есть знак.

Куча ̶д̶е̶г̶е̶н̶е̶р̶а̶т̶о̶в̶ CEO и выдающихся предпринимателей поделилась своими визионерскими видениями про мир после. Оказывается, в нем будет больше удаленных работ.

И возвращаясь к ветрам. Амброз Бирс называл противные звуки смрадом для ушей. Как текла от моей соседки говноречушка ритмичной квазимузыки в раньшее время, так и текёт. Как я желал ей провалиться к антиподам через сквозную дыру в Земле, так и желаю.

Мир будет прежним. Даже если без нас.
читатель

(no subject)

И о названиях. Одна из пьес американского драматурга Артура Копита, найденного мной в библиотеке-скворешне, называется "Oh Dad, Poor Dad, Mamma's Hung You in the Closet and I'm Feelin' So Sad".
Мне нравится перевод - «Папа, папа, бедный папа, ты не вылезешь из шкапа, ты повешен нашей мамой между платьем и пижамой».
читатель

О тщетности высоких побуждений

Подруга-художница сделала иллюстрации к Борхесу на полях одного из его томов (я пожертвовал), и мы пошли смотреть инсценировку его новелл в огромный театр. Перед спектаклем обнаружили среди публики самого Борхеса, который сидел и что-то незряче рисовал. Подруга подошла к нему и поднесла в подарок ею расписанный фолиант. Хотя мы оба и понимали, что по-русски он не читает (да и к чему читать себя по-русски), и иллюстраций не увидит в силу слепоты. Но я оптимистично заметил, что перепады света и тьмы он различает, и потому сумеет оценить ее работу.
читатель

(no subject)

А красота-то, грех сказать. На 7-й - наше все, на 33-й - богиня не пойми чего. Но отчего катаклизмы отличаются такой бесстыдной красотой? Не потому ли и фильмы-катастрофы собирают зевак. Лукреций ли Кар уж все объяснил или странная красота "объективно" присуща вдохновенным природным бедствиям, и глаза бихолдера тут ни при чем? Боюсь, что первое. Боюсь, отважно отсиживаясь не просто на берегу, но и вовсе за океаном. Исландия напомнила, что провинциальных стран не бывает. Отныне она -  уважаемая супердержава с непредсказуемым нравом. В 2012 (если реклама нам не врет) эстеты будут сидеть на крышах и любоваться сказочным зрелищем до последнего. Кого-то посетит светлая мысль, что все это лишь спектакль, и после антракта с буфетом дадут следующий акт. А кого-то - нет.
читатель

Бытовое

Решил пойти в кино и выспаться. Нашел самый обещающий в этом смысле фильм. Набрал зону нынешнего проживания.

Sorry, there are no theaters located near the location you have selected.

Льдина, на которой я живу, унесена в открытый океан. Ну хорошо, пусть так. Но до арклайта-то, чай, доплыву. Набрал.

ArcLight Hollywood
   

W Sunset Blvd. at Vine Hollywood, 90028

Listening DevicesListening Devices

Sorry, no showtimes are available for this theater at this time.

 



Ясно. Война. Все узнаю последним.

читатель

Рассказывая сон снящимся

Не собирался об этом писать, но, прочитав подобную историю, раздумал.

Поскольку страдаю бессонницей, всякая (крайне редкая) ночь, в которую сплю, превращается в эпический спектакль, о котором долго и ностальгически вспоминаю. Нет сомнений, что если бы удавалось спать каждую ночь, судьба сложилась бы иначе. В ту или другую сторону. Ограничусь двумя из двух десятков эпизодов. Первый сон хотя и формально был кошмарным, но при этом всего лишь слегка измененной реальностью. Еще не зная, что засыпаю, я смотрел на электрические часы, стоящие на книжной полке. Затем привычно перевел взгляд с зеленых цифр на зеленую точку монитора в другом конце комнаты. Тут цифры на часах (что я увидел боковым зрением) начали превращаться в какие-то слова, слова эти замелькали с огромной скоростью, я не успевал их читать. И вдруг выключились. Зато включился монитор. Кто-то был в комнате, кроме меня. И я точно знал, кто: дьявол. В моей картине мира дьявол не существует, но в данном случае я знал, что это он. И меня это нешуточно испугало. Испугало до такой степени, что я пробудился в другой, сугубо мирный сон.

В этом обыденном сне я ехал на тачанке, в которую вместо коня был запряжен мой приятель Н: я узнал его по гриве. Кажется, он был кентавром. Мы вместе ограбили ювелирную лавку и давали деру. Бежал или скакал он очень быстро, но путь был долог, погони не было, и я начал пересказывать ему историю про дьявола. "Представляешь, - говорю, - какой нелепый и жуткий сон мне приснился последней ночью?"

В последующих, не менее обыденных сюжетах я рассказывал этот дьявольский сон еще нескольким персонажам. С одним из них, в реальности покойным, я встретился на далекой станции метро "Читатель", от коей шел автобус в аэропорт, из которого летел самолет в прошлое, на который я опоздал.

Все вежливо кивали: приснится же такое.

читатель

По коням!

Четыре видных слепца рассуждают о природе слона и делятся накопившимися обидами, показывая друг другу синяки. Самый остроумный, как всегда, мой любимец Кристофер. Остальные мешаются под ногами. Особенно брюнет. Мне кажется, Хитченс носит полубожественную природу. А Деннетта и вовсе от Бога не отличишь. Из знаменитого кукольного спектакля. (прочел пока не все)

PS Никто, кстати, не встречал отчет Хитченса о встрече с блистательным Уго Чавесом? Буду благодарен за ссылку. Читал пока лишь восторженного Шона Пенна. Помимо пассионарного Уго, ему понравился также Рауль Кастро. Но Шон, он и от Брежнева был бы в нокауте. А вот атеиста и бывшего троцкиста Рауль не принял. Жаль.
читатель

Гришковецианский синдром (набросок к статье)

Абсолютная феерия. Или театральный абсолют. В кои-то веки точная репутация. Коллективное дежа вю, о котором шуршат и верещат бумажные рецензенты ("Прямо про меня"), - лишь поверхность. Г-ц - это Хайдеггер с человеческим лицом. Он говорит (в частности) о фундаментальном. Говорит ( в частности) мускулами лица. Под видом шуток и целой гирлянды бытовых неврозов - напоминание о таинстве всего и вся: языка, тела, души, мироустройства. Изумительная мимика и пантомимика, филигранная интонация. Комическое перетекает в трагическое и обратно. Со спектакля выходишь в некотором смысле другим человеком. Клише? Но Г-ц рассказывает о клише жизней и дней. Другим. Так и должно действовать искусство. Он оказывает на тебя тихое воздействие. Меняет. Вяч.Вс.Иванов, филолог с мир. им., мудрый, престарелый и больной, приходил на Г-ца два дня кряду. Счел нужным. И вот уже два дня как Гришковец не выходит у меня из головы. При том, что обычно с трудом переношу театр, и шел на Г-ца с гигантским предубеждением. Как он - с первых мгновений речи - достигает столь сокрушительного эффекта, непонятно. Не та же ли история со "всяким" великим мастером? Не думаю, что знает это и он сам. Хотя и может догадываться. Как раз о бездне между знанием и переживанием он говорит немало. Кажется, вообще нет вещи, о которой не говорит. Даже о самой "вещи". О таинстве слова "вещь" (...)